Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Обзоры СМИ Интервью


Герберт Ефремов:
В США не создано ни одного гиперзвукового аппарата


11 января 2017 года Алексей Рамм, Дмитрий Литовкин, Известия


Создание и разработка боевых гиперзвуковых летательных аппаратов — это один из самых больших секретов не только в России, но и в США, Китае и других странах мира. Сведения о них относятся к категории «совершенно секретно» — top secret. В эксклюзивном интервью «Известиям» легендарный конструктор ракетной и космической техники Герберт Ефремов, посвятивший более 30 лет созданию гиперзвуковой техники, рассказал, что такое гиперзвуковые аппараты и с какими сложностями приходится сталкиваться при их разработке.

— Герберт Александрович, сейчас много говорят о создании гиперзвуковых летательных аппаратов, но большая часть информации о них закрыта для широкой общественности...

— Начнем с того, что изделия, развивающие гиперзвуковую скорость, созданы уже давно. К примеру, это обычные головки межконтинентальных баллистических ракет. Входя в атмосферу Земли, они развивают гиперзвуковую скорость. Но они неуправляемые и летят по определенной траектории. И их перехваты средствами противоракетной обороны (ПРО) продемонстрированы не раз. 

Еще как пример я приведу нашу стратегическую крылатую ракету «Метеорит», которая когда-то летела с сумасшедшей скоростью 3 Маха — около 1000 м/с. Буквально на грани гиперзвука (гиперзвуковые скорости начинаются с 4,5 Маха. — «Известия»). Но главная задача современных гиперзвуковых летательных аппаратов (ГЗЛА) не просто быстро прилететь куда-то, а выполнить боевую задачу с высокой эффективностью в условиях сильного противодействия противника. Например, у американцев одних эсминцев типа «Арли Берк» с противоракетами 65 штук в море. А еще есть 22 противоракетных крейсера типа «Тикондерога», 11 авианосцев — на каждом из которых базируется до сотни летательных аппаратов, способных создать практически непробиваемую систему противоракетной обороны.

— Вы хотите сказать, что скорость сама по себе ничего не решает?

— Грубо говоря, гиперзвуковая скорость — это 2 км/с. Чтобы преодолеть 30 км, надо лететь 15 секунд. На конечном же участке траектории, когда гиперзвуковой летательный аппарат приближается к объекту поражения, обязательно будут развернуты средства противоракетной и противовоздушной обороны противника, которые ГЗЛА обнаружат. А чтобы изготовиться современным системам ПВО и ПРО, если они развернуты на позициях, требуются считаные секунды. Поэтому для эффективного боевого применения ГЗЛА одной скоростью не обойдешься никак, если ты не обеспечил радиоэлектронную незаметность и непоражаемость для систем ПВО/ПРО на конечном участке полета. Здесь будет играть роль и скорость, и возможности радиотехнической защиты аппарата собственными станциями радиотехнических помех. Всё в комплексе. 

— Вы говорите, что должна быть не только скорость — изделие должно быть управляемым, чтобы достигнуть цели. Расскажите о возможности управления аппаратом в гиперзвуковом потоке.

— Все гиперзвуковые аппараты летят в плазме. И боевые ядерные головки летят в плазме, и всё, что вышло за скорости 4 Маха, тем более 6. Вокруг образуется ионизированное облако, а не просто поток с завихрениями: молекулы разбиты еще на заряженные частицы. Ионизация влияет на связь, на прохождение радиоволн. Нужно, чтобы системы управления и навигации ГЗЛА на этих скоростях полета пробивали эту плазму.

На «Метеорите» мы должны были обязательно видеть земную поверхность радиолокатором. Навигацию обеспечивали сравнением локационных картинок с борта ракеты с заложенным в систему видеоэталоном. Иначе было невозможно. «Калибры» и прочие крылатые ракеты могут летать так: радиовысотомером сделал разведку рельефа местности — тут горка, тут река, тут долина. Но это возможно, когда летишь на высоте сотни метров. А когда поднимаешься на высоту 25 км, там никаких пригорков радиовысотомером не различишь. Поэтому мы находили на местности определенные участки, сравнивали с тем, что записано в видеоэталоне, и определяли смещение ракеты влево или вправо, вперед, назад и на сколько.  

— Во многих учебниках для «чайников» гиперзвуковой полет в атмосфере сравнивается со скольжением по наждачной бумаге из-за очень высокого сопротивления. Насколько верно такое утверждение?

— Немного неточно. На гиперзвуке начинаются всякие турбулентные обтекания, завихрения и тряска аппарата. Меняются режимы теплонапряженности в зависимости от того, ламинарный (гладкий) поток на поверхности или со срывами. Трудностей очень много. Например, резко нарастает тепловая нагрузка. Если ты летишь со скоростью 3 Маха, у тебя нагрев обшивки ГЗЛА где-то 150 градусов в атмосфере в зависимости от высоты. Чем выше высота полета, тем меньше нагрев. Но при этом если ты летишь со скоростью в два раза выше, нагрев будет гораздо больший. Поэтому нужно применять новые материалы.

— А что можно привести в качестве примера таких материалов?

— Различные углеродные материалы. На ядерных боеголовках, которые стоят на межконтинентальных «сотках» (баллистические ракеты УР-100 разработки НПО машиностроения), применяются даже стеклопластики. При гиперзвуке температура — многие тысячи градусов. А сталь держит всего 1200 градусов Цельсия. Это же крохи.

Гиперзвуковые температуры уносят так называемый «жертвенный слой» (слой покрытия, который расходуется во время полета летательного аппарата. — «Известия»). Поэтому оболочка ядерных боеголовок рассчитана так, что большая ее часть будет «съедена» гиперзвуком, а внутренняя начинка сохранится. Но у ГЗЛА не может быть «жертвенного слоя». Если ты летишь на управляемом изделии, то должен сохранить аэродинамическую форму. Нельзя «затуплять» изделие, чтобы у него обгорали носок и кромки крыльев, и т.д. Это, кстати, было сделано на американских «Шаттлах», и на нашем «Буране». Там в качестве теплозащиты использовались графитовые материалы.

— Правильно ли пишут в научно-популярной литературе, что именно у гиперзвукового атмосферного аппарата конструкция должна быть как единое монолитное твердое тело?

— Не обязательно. Они могут состоять из отсеков и разных элементов.

— То есть возможна классическая схема строения ракеты?

— Конечно. Подбирай материалы, заказывай новые разработки, если надо, проверяй, отрабатывай на стендах, в полете, поправляй, если что-то получилось не так. Это еще и нужно уметь замерить сотнями телеметрических датчиков невероятной сложности.

— Какой двигатель лучше — твердотопливный или жидкостный для гиперзвукового аппарата?

— Твердотопливный здесь вообще не годится, потому что он может разогнать, но лететь долго с ним невозможно. Такие двигатели у баллистических ракет типа «Булава», «Тополь». В случае с ГЗЛА это неприемлемо. На нашей ракете «Яхонт» (противокорабельная крылатая ракета, входит в состав комплекса «Бастион». — «Известия») твердотопливный только стартовый ускоритель. Дальше она летит на жидкостном прямоточном воздушно-реактивном двигателе.

Есть попытки сделать прямоточный двигатель с внутренним содержанием твердого топлива, которое размазано по камере сгорания. Но его тоже не хватит на большие дальности. 

Для жидкого топлива можно сделать бак меньше, любой формы. Один из «Метеоритов» летал с баками в крыльях. Он был испытан, потому что мы должны были добиться дальности 4–4,5 тыс. км. И летел он на воздушно-реактивном двигателе, работавшем на жидком топливе.

— А в чем отличие воздушно-реактивного двигателя от жидкостного реактивного двигателя? 

— Жидкостный реактивный двигатель содержит окислитель и горючее в разных баках, которые смешиваются в камере сгорания. Воздушно-реактивный двигатель питается одним горючим: керосином, децилином или бицилином. Окислитель — набегающий кислород воздуха. Бицилин (топливо, получаемое из вакуумного газойля с применением гидрогенизационных процессов. — «Известия») как раз и был разработан по нашему заказу для «Метеорита». Это жидкое горючее имеет очень большую плотность, позволяющую делать бак меньшего объема.

— Известны фотографии гиперзвуковых летательных аппаратов именно с реактивным двигателем. Они все имеют интересную форму: не обтекаемую, а достаточно угловатую и квадратную. Почему?

— Вы, наверное, говорите о Х-90, или, как ее называют на Западе, AS-X-21 Koala (первый советский экпериментальный ГЗЛА. — «Известия»). Ну да, это неуклюжий медведь. Впереди стоят так называемые «доски», «клинья» (элементы конструкции с острыми углами, выступами. — «Известия»). Всё для того, чтобы поток воздуха, попадающий в двигатель, сделать приемлемым для сгорания и нормального горения топлива. Для этого мы создаем так называемые скачки уплотнения (резкое повышение давления, плотности, температуры газа и уменьшение его скорости при встрече сверхзвукового потока с каким-либо препятствием. — «Известия»). Скачки образуются как раз на «досках» и «клиньях» — тех элементах конструкции, которые гасят скорость воздуха.

По пути к двигателю может быть второй скачок уплотнения, третий. Весь нюанс в том, что в камеру сгорания воздух не должен заходить с той же скоростью, с которой летит ГЗЛА. Ее надо обязательно снизить. И очень даже сильно. Желательно до дозвуковых значений, для которых всё отработано, проверено и испытано. Но это именно та задача, которую создатели ГЗЛА пытаются решить и не решили за 65 лет. 

Как только ты заскакиваешь за 4,5 Маха, в таком скоростном движении в двигатели очень быстро проскакивают воздушные частицы. А ты должен «свести» друг с другом распыленное топливо и окислитель — атмосферный кислород. Это взаимодействие должно быть с высокой полнотой сгорания топлива. Взаимодействие не должно срываться какими-то колебаниями, лишним дуновением внутри. Как это сделать, не придумал еще никто.

— А возможно ли создать ГЗЛА для гражданских нужд, для перевозки пассажиров и грузов?

— Возможно. На одном из парижских авиасалонов был показан самолет, разработанный французами совместно с англичанами. Турбореактивный двигатель поднимает его на высоту, а затем машина разгоняется примерно до 2 Махов. Затем открываются прямоточные воздушно-реактивные двигатели, которые выводят самолет на скорость 3,5 или 4 Маха. И дальше он летит на высоте километров 30 куда-нибудь из Нью-Йорка в Японию. Перед посадкой включается обратный режим: машина снижается, переходит на ТРД, как обычный самолет, входит в атмосферу и садится. В качестве топлива рассматривается водород, как наиболее калорийное вещество. 

— В настоящее время  наиболее активно разработку гиперзвуковых летательных аппаратов ведут Россия и США. Можете ли вы оценить успехи наших оппонентов?

— Что касается оценок, могу сказать — пусть ребята работают. За 65 лет ничего у них толком так и не сделано. На скоростях от 4,5 до 6 Махов нет ни одного реально сделанного ГЗЛА.



комментарии (0):










Материалы рубрики


Интерфакс
Рынок авиаперевозок Башкирии в целом стабильный
Алексей Паньшин
ТАСС
Приступить к модернизации "Искандеров" планируется в начале 2020-х годов
Алексей Рамм, Дмитрий Литовкин
Известия
В США не создано ни одного гиперзвукового аппарата
Наталия Ячменникова
Российская газета
Укротить сверхзвук

RNS
О новой стратегии развития авиапрома
Кирилл Ясько
Sakhalin.info
"Любите дальневосточную авиацию — летайте самолётами Авроры"
Елена Платонова
Газета.Ru
Ту-154 не уступает западным аналогам
Александр Ковалев
РИА Новости
Европейские космические ноу-хау пришли в Россию



Наталия Ячменникова
Российская газета
Поднять этот вес
Алексей Паньшин
ТАСС
Работы над новым самолетом "судного дня" планируем начать в 2017 году
Юрий Плохотниченко
Travel.ru
Thai Airways отмечает рекордный спрос из России
Иван Сафронов
КоммерсантЪ
От программы не то что жира, уже и части мяса не осталось

РИА Новости
Россия поможет США проложить путь к Марсу и Луне
Banu Hamad
Rudaw
Летчик-курд бомбит ИГИЛ

Nakanune.ru
Правительство запуталось в программах авиастроения и опять противоречит президенту

Интерфакс
Реконструкция аэропорта завершится в феврале-марте 2018 года
Яна Рождественская
КоммерсантЪ
Границы между лоукостерами и обычными авиакомпаниями постепенно исчезают
Наталия Ячменникова
Российская газета
За задержку рейса авиапассажирам заплатят почти 400 тысяч рублей
Ирина Белова
Российская газета
На взлет!

Интерфакс
Мы планируем сдать новый аэровокзал в середине 2019г

Интерфакс - Недвижимость
Хелипорт "Столица" должен стать флагманом для Москвы

RNS
О планах РКЦ "Прогресс" и конкурентной борьбе на рынке пусковых услуг
Иван Сураев
РИА Новости
КРЭТ прикладывает все усилия для наращивания экспорта
Иван Сураев
РИА Новости
Экспортные "Аллигаторы" будут готовы к поставке в 2017 году
Валерия Решетникова
ТАСС
Готовим базу для создания гиперзвуковых летательных аппаратов

ТАСС
Россия участвует в ремонте афганских вертолетов

РИА Новости
Египет ждет россиян к Рождеству, безопасность гарантирует

RNS
О задачах, перспективных исследованиях и разработках
Наталия Ячменникова
Российская газета
Нужен ли полицейский на борту
Дмитрий Струговец, Алексей Песляк
ТАСС
Коммерческий запуск с "Морского старта" будет стоить $65–76 млн

RNS
Об инспекции египетских аэропортов и приватизации компаний
Иван Сафронов
КоммерсантЪ
Опыт реальных боевых действий просто бесценен
Наталия Ячменникова
Российская газета
Аватар, я тебя знаю!
Александр Ковалев
РИА Новости
ESA планирует сотрудничать с Россией в освоении Луны
Ксения Алейникова
ТАСС
Транспортный университет станет флагманом для отраслевого образования

ТАСС
"Побеждают те компании, которые создают новые компетенции"

RNS
Государство задало общее направление: мы двигаемся в сторону Луны
Владимир Артяков
Интерфакс
Готовим первый образец нового двигателя для истребителя пятого поколения

Гудок
Мы все транспортники и делить нам нечего, кроме пассажиров
Сергей Сафронов
РИА Новости
Ведем консультации с Индией по поставкам С-400
Олег Фаличев
Военно-промышленный курьер
Сирия уроков
Юрий Абросимов
КоммерсантЪ-FM
«Для Китая это очередной технологический шаг вперед»

ТАСС
"Алмаз-Антей" планирует оснастить аэропорт Шарм-эш-Шейха новыми РЛС
Анна Макеева
КоммерсантЪ
Получим основания еще плотнее говорить с Министерством образования на тему распределения финансирования

Интерфакс-АВН
Наши самолеты сегодня востребованы как гражданскими авиаперевозчиками, так и Вооруженными силами
Наталия Ячменникова
Российская газета
Самолеты сами не летают
Тимур Латыпов
БИЗНЕС Online
Громкие авиакатастрофы до конца не расследованы
Наталия Ячменникова
Российская газета
Восстание машин
Елизавета Кузнецова
КоммерсантЪ
Главное — вовремя оказаться в пищевой цепочке
Иван Медведев
Business FM
"В авиационном бизнесе я категорически против поправок на душевность"
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS

для КПК/PDA/Мобильного телефона

© Aviation Explorer
Rambler's Top100