Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Авиация Прямая речь


Не использовать трудности в качестве оправдания слабости

29 сентября 2016 года / Aviation EXplorer / Aviation EXplorer
 

28 сентября 2016 года в МИА «Россия Сегодня» состоялся брифинг председателя Совета директоров Московского аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика. В ходе мероприятия он прокомментировал закрытие уголовного дела по статье 238 в отношении бывших и действующих сотрудников аэропорта, рассказал о проектах развития аэропортового комплекса и ответил на вопросы журналистов.

Каменщик Дмитрий Владимирович
Председатель Совета директоров "Московского аэропорта "Домодедово"

Вступительное слово Дмитрия Каменщика
 
Добрый день, коллеги! Мы встречались с вами в последний раз 17 февраля этого года. Почти 7 месяцев назад, даже чуть больше, чем 7 месяцев. Как вы знаете, мы несколько раз обещали СМИ рассказать, чем закончилась вся эта история. Если вы помните, 17 февраля мы говорили о том, что состава преступления с нашей точки зрения нет, приводили те факты, которые были в нашем распоряжении. Нам представлялось, что подозрения не обоснованы, и мы рассчитывали на установление истины в законном порядке.
 
Что произошло за эти 7 месяцев? Представляется, что за 7 месяцев истина и была установлена в законном порядке. Постановлением заместителя начальника первого отдела первого Следственного управления СК РФ Василовского от 21 сентября 2016 года уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Такое основание является реабилитирующим, подтверждает невиновность подозреваемых, давая им право на компенсацию.
 
Что произошло в Басманном суде 23 сентября? Басманный суд прекратил производство по жалобе Некрасова. Некрасов обжаловал бездействие СК в части исполнения требования и.о. генпрокурора о прекращении уголовного преследования. Коль скоро СК самостоятельно вынес постановление о прекращении уголовного дела, Басманный суд 23 числа это производство по делу прекратил.
 
История, которая с нами произошла, конечно не топ в новостном рейтинге. У общества, по всей видимости, есть и более важные дела. Тем не менее, интерес СМИ и общества в целом к проблеме чувствовался, и мы благодарны за это.
 
Что происходило с нами в эти 7 месяцев? Вы знаете, аэропорт ритмично работал. Никаких серьезных сбоев не произошло. Что с моей точки зрения говорит о жизнеспособности управленческой команды и бизнеса в целом. Наши многочисленные обязательства перед клиентами, с которыми мы работаем, перед подрядчиками исполнялись. Даже бонды, я имею виду наш транш евро-бондов, которые упали было на фоне плохих новостей, после ареста достаточно быстро восстановились, уже несколько месяцев торгуются выше своего номинала.
 
С моей точки зрения - неплохо, даже хорошо идут дела с инвестициями. Мы превысили свои собственные результаты предыдущего года на 60% по инвестициям. Инвестиции в строительные проекты превысили наши результаты за прошлый год на 84%. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что паника - это наихудшая стратегия в случае, когда дело идет об инвестиционной политике.
 
Мы, наверное, должны прокомментировать и то, как идут инвестиции (в аэропорт) в части государственного сектора. Как вы знаете, государство является нашим давним партнером по инвестициям. На эту часть обеспечения фондами приходится ВПП и перроны. Что я увидел после того, как вышел из-под ареста и побывал на строительных площадках? Я обнаружил, что государственные инвестиции на ВПП и перронах достаточно подтянулись. Наверное можно сказать, что мы довольны тем, как сейчас идут дела в реконструкции второй летной зоны и перронов.
 
Предвосхищая вопросы, было бы правильно сказать, что конспирологическая версия не подтвердилась. За все это время мне не поступило ни одного предложения о продаже бизнеса. Сам я, по-прежнему, хочу жить и работать в России, как руководитель должен сказать, что мы верим в бизнес аэропорта «Домодедово», мы им гордимся. Считаем то, что с нами с нами происходило последние 20 лет, только подтверждает правильность нашей стратегии. Не паниковать, вкладывать деньги в своей стране, не рассчитывать ни на какие преимущества, строго соблюдать законы, не использовать трудности в качестве оправдания слабости.
 
Сессия вопросов и ответов
 
Вопрос: Вы сказали, что уголовное дело прекращено по реабилитирующим основаниям. Воспользуетесь ли вы или кто-то другой из фигурантов дела правом на реабилитацию?
 
К: Что касается меня самого, я правом на требование компенсации пользоваться не собираюсь. Если вы помните наше заявление 17 февраля, то мы ставили перед собой иную цель. Не поправить свои дела за счет государственного бюджета, а установить истину в законном порядке, восстановить честь организации и ее руководителей. На мой взгляд, эта цель достигнута, компенсация требоваться не будет. Что касается других обвиняемых, то они решат этот вопрос самостоятельно.
 
Вопрос: По поводу сегодняшней публикации в «Коммерсанте» о роли и.о. генпрокурора в закрытии дела, прокомментируйте, пожалуйста. Что Вы можете сказать о роли Гуцана в закрытии уголовного дела?
 
К: Я прочел сегодня утром статью в «Коммерсанте». Она называется «Дмитрия Каменщика оправдали без права на обжалование». Броский заголовок. Он может быть сбивает читателя с толку. Имеется ввиду, что само решение СК не подразумевает пересмотр. Это решение СК и нет органа, который решение СК в данной ситуации мог бы отменить. Мое замечание относится к форме заголовка, где использована игра слов. Что касается роли генеральной прокуратуры, то она, как представляется, обладая правом надзора, имеет и право, и обязанность выносить свои решения в форме требований по ходу уголовного дела на досудебное стадии. Представляется, что в данном случае и.о. генпрокурора этим правом воспользовался. Это право описано в 37 статье уголовно-процессуального кодекса.
 
Вопрос: Каким был Ваш домашний арест? Насколько Вам было сложно? Как вели дела в аэропорту? Чем Вы занимались, когда были под арестом?
 
К: Домашний арест - это не тяжкое испытание. Дела в аэропорту я не вел, потому что был изолирован постановлением судьи от общества в том порядке, в котором это было описано в постановлении, и я эти условия домашнего ареста исполнял. Чем я занимался? Я читал и занимался спортом.
 
Вопрос: За тот период, пока шло расследование, все слышали новость про то, что четвертый аэропорт «Жуковский» набирает обороты. Вы какие-то параллели видите? Чем «Жуковский» моет помочь московской воздушной зоне?
 
К: Конспирологических параллелей я никаких не вижу. Что касается толкований о настоящем и будущем аэропорта, то, наверное, следует сказать, что транспортная политика властей - не наша компетенция. За нее отвечает Минтранс. Мы вам лишь можем рассказать о нынешнем и будущем состоянии аэропорта «Домодедово».
 
Вопрос: По поводу выплат пострадавшим и благотворительного фонда. Скольким уже были выплачены деньги и можно ли назвать это компенсацией? Вы сказали, что не было предложений о продаже, а есть такие планы у Вас или нет?
 
К: Вы задали 3 вопроса. Я буду отвечать в обратном порядке. Плана продавать бизнес у нас нет. Компенсация - это возмещение вреда, причиненного невыполнением или ненадлежащим выполнением некоей гражданско-правовой обязанности. Никакая благотворительная выплата в силу этого определения слова «компенсация» не может являться компенсацией. Что касается рассказа о деятельности фонда, вы помните позицию корпорации в этой части. Напомню, если нет. Природа благотворительной деятельности такова, что публичные напоминания о ней - это бахвальство, поэтому политика корпорации исключает публичный рассказ о благотворительной деятельности.
 
Вопрос: Вы говорили о том, что очень хорошо шла работа (в аэропорту) во время вашего ареста. Можете как-то оценить убыток (аэропорта) за то время, пока на вас был наложен арест? Уже несколько лет обсуждается создание единого Московского авиаузла. Насколько жизнеспособна эта идея?
 
К: Московский авиационный узел (МАУ) подразумевает некоторое взаимодействие аэропортов. Когда дело касается других аэропортов - это политика транспортных властей, не дело аэропорта «Домодедово» выносить толкования на этот счет. Это не наша работа, не наша сфера ответственности. Я не могу прокомментировать ваш вопрос о МАУ в силу вышесказанного. Что касается убытка, то не строгий ответ на вопрос был бы следующим. С нашей точки зрения, убытка нет. Я оговорился, что даю нестрогий ответ на этот вопрос в том смысле, что никакого формального расчета в этой связи нами не делалось. Поскольку есть понимание, что под арестом находился не аэропорт «Домодедово», а всего лишь несколько его руководителей, то ответ, что убытка не было, пожалуй, может считаться верным.
 
Вопрос: Снят ли арест со счетов «Домодедово» на 1 млрд рублей?
 
К: По моему представлению или снят, или вот-вот будет снят. Арест 1 млрд рублей был обеспечительной мерой в рамках уголовного дела. Нет уголовного дела, нет обеспечительной меры. Речь идет о техническом моменте наступления события. Или снят, или вот-вот будет снят.
 
Вопрос: Поменяется ли сейчас, когда Вы вернулись к своим обязанностям, ваша политика в отношении обеспечения безопасности в аэропорту?
 
К: Решения приходят и пересматриваются в реальной жизни каждый день, поэтому и любая политика в отношении чего-либо меняется каждый день. Если с этой точки зрения, то было бы правильно сказать, что, наверное, какие-то решения в области безопасности или любого другого аспекта деятельности будут появляться в будущем. Связано ли появление такого рода инициатив с самим фактом ареста, пожалуй, нет. Никаких радикальных решений арест сам по себе не спровоцировал. Мы и раньше серьезно относились к транспортной безопасности. Кстати, вероятно именно поэтому в наших действиях не был найден состав преступления.
 
Вопрос: За последний год на авиационном рынке произошли достаточно серьезные изменения, которые привели к оттоку пассажиров из «Домодедово» в пользу других аэропортов МАУ. Вы можете озвучит какие-то производственные итоги за 8 мес? Озвучить планы по восстановлению лидирующей роли аэропорта?
 
К: Что касается изменений на рынке, я согласен, что изменения на рынке есть. Это органичное свойство рынка - меняться. Послужили ли такие изменения причиной оттока пассажиров из «Домодедово»?  Наверное - нет. Если вы проанализируете пассажиропоток аэропорта за 2016 год, вы обнаружите, что все клиенты (авиаперевочики) аэропорта росли. Все клиенты аэропорта, кроме одного, которого я бы не хотел называть. Наш крупнейший клиент S7 выросла приблизительно на 20%. С чем связано незначительное общее снижение пассажиропотока - в большей степени с прекращением полетов в Турцию и Египет. Но и здесь есть события, , как вы заметили, рынок меняется - полеты в Турцию уже возобновились. Вклад этого позитивного изменения будет ясен к концу года. Полеты в Египет пока не возобновились, но представляется, что в скором времени возобновятся. Поэтому мне кажется, что предположение об оттоке не верно.
 
Вопрос: Когда вы были под арестом, совладелец холдинга «Новапорт» Роман Троценко публично сказал об интересе к «Домодедово». Он сказал, что когда история благополучно завершится, хотел бы начать переговоры о покупке. Как известно, Новапорт и Роснефть хотели и ранее приобрести Домодедово. Будете ли Вы рассматривать это предложение? Какова цена?
 
К: Как вы знаете, в бизнесе никогда и никто не зарекается о теоретической невозможности сделки. Не существует принципиально непродаваемых объектов. Наверное, существует цена и условия, на которых может быть продан любой бизнес. Но, как я говорил ранее, планов по продаже бизнеса у руководства корпорации нет.
 
Вопрос: Вы сказали, что планов по продаже нет. Может Вы хотели бы привлечь партнеров в Ваш бизнес? На каких условиях Вы рассматриваете такой вариант?
 
К: У нас нет планов по привлечению партнеров.
 
Вопрос: Вы отметили хороший уровень инвестиций со стороны государства в ВПП-2 и в перроны. Уточните готовность строительства ВПП-2. По какой методике сейчас рассчитывается арендная плата за имущество московских аэропортов, в частности у «Домодедово»?
 
К: Последний раз я был на стройке 2-й летной зоны приблизительно 2 недели назад в субботу. Расскажу то, что я там увидел. Там сейчас кладется верхний слой бетона. Это означает, что стадия реализации проекта достаточно высокая. Что мы ожидаем, видя нынешнее состояние хода строительства ВПП-2, лучше сказать «реконструкции второй летной зоны», с инженерно-технической точки зрения? К осени следующего года ВПП-2 будет готова. Работы идут в неплохом темпе. То же касается и перронов. О методике расчета арендной платы, насколько мне известно, единой пока еще методики для всех аэропортов РФ не существует. Разные аэропорты платят арендную плату, рассчитанную по-разному. Что тоже имеет право на существование, как подход Минтранса - индивидуально. Министерство транспорта и Минимущество могут индивидуально рассматривать каждый объект авиационного транспорта, учитывая его специфические и уникальные особенности.
 
Вопрос: В какой степени у вас синхронизированы работы по вводу новых терминальных мощностей с вводом новой ВПП. Как изменится пропускная способность после завершения этих работ?
 
К: Мне нравятся вопросы про синхронизацию. Сама полоса, помните я говорил, заслуживает специальной инженерно-технической оговорки, что это не просто полоса, а летная зона. Под реконструкцией находится не полоса, по сути строится новая ВПП, а старая обращается в магистральную рулежную дорожку рядом с ней. В результате, ВПП-2 сдвинется к востоку на 287м 50 см. Это новый инженерный объект. Сама полоса будет введена в эксплуатацию осенью 2017 года. Какое-то время займут испытание и сертификация. Ожидается, что в конце 2017 года она будет работать. Это не означает завершения всех работ по второй летной зоне. Эти работы продолжатся.
 
Что будет происходить на фронте реконструкции аэровокзального комплекса, который выдержан в концепте «под одной крышей»? Весной мы показывали, как у нас идет стройка на очереди Т2 развития вокзала. Подчеркну, что это именно очередь развития существующего вокзального комплекса, которая называется Т2. Стройка идет с очень хорошими темпами. Мы достаточно часто ее посещаем. На ней большая мобилизация. Если будете пассажиром у нас, то обязательно посмотрите к востоку от существующего терминала идет очень интенсивное строительство. Мне представляется, что при сохранении существующих темпов строительства, в начале 2018 года Т2 будет введен. Несмотря на то, что это очень крупный объект - 239 тыс кв м, в начале 2018 года он будет введен. Давайте свяжем эти цифр на оси времени - конец 2017 ВПП-2, начало 2018 - Т2. Есть синхронизация.
 
Как меняется объем? Ввод новой новой ВПП-2, в рамках реконструированной 2-й летной зоны, несущественно изменит пропускную способность аэродрома. Обычно людям понятнее, когда называешь не операции в час, а миллионы пассажиров в год. Две параллельных независимых ВПП, я говорю о той конфигурации, которая есть в аэропорту «Домодедово», дают пропускную способность в терминах нынешней равномерности приблизительно в 65 млн чел в год. Существующая часть аэровокзального комплекса Т1 и строящаяся Т2 дадут совокупную пропускную способность приблизительно в 55-58 млн пассажиров в год, что коррелирует с пропускной способностью аэродрома. Оговорюсь, что это недостаточно корректно с отраслевой точки зрения давать такие измерения. Обычно пропускная мощность вокзала дается в пассажирах в пик час, но при существующей неравномерности пассажиропотока, такая комбинация дает нам такие цифры по году.
 
Вопрос: Помимо ВПП и аэровокзала планируете ли Вы строительство нового ТЗК и допускаете ли возможность строительства этого объекта иностранными или российскими компаниями?
 
К: На фронте ТЗК происходит одновременно несколько событий. Мы сейчас реконструируем старый склад, точнее реконструированный ещё в 90-е склад ГСМ. Мы там добавляем новые емкости, заканчиваем работы по автоматизации учета. Одновременно мы ведем работы по реконструкции системы ЦЗС. Это еще один проект. Одновременно мы ведем проект по увеличению подземной разводки гидрантной системы, которая позволяет нам увеличить количество стоянок в аэропорту, запитанных ЦЗС прямо на перроне. Наконец, мы начали, что уже случилось после того, как я вернулся на работу, проектировать строительство нового склада ГСМ на некотором удалении от аэропорта. Если посмотреть на карту, он расположен на северо-востоке от КДП аэропорта. Вот набор проектов, которые мы реализуем одновременно. Собираемся ли мы привлекать третьих лиц к строительству или управлению ТЗК? Нет, не собираемся.
 
Вопрос: Ваш проект терминального комплекса один из самых дорогостоящих  в РФ. Кажется, 32 млрд. рублей. При пассажиропотоке на уровне этого года, будет необходимо ли «Домодедово» повысить тарифы, чтобы инвестиции окупались?
 
К: Наш подход в продажах требует переформулирования вашего вопроса. Если позволите, я задам сам себе новый вопрос. Вопрос, вероятно, следует задать так: «Собираемся ли мы в ближайшее время резко поднимать тарифы?» Нет, в ближайшее время мы не планируем. Или другой вопрос, который я мог бы задать сам себе:«Приведет ли ввод Т2 к драматическому изменению условий для пассажиров и авиакомпаний в части цены услуг? Станем ли мы после этого не рыночными? Выйдем ли мы на рынок с шокирующим предложением, которое отпугнет клиентов?» Точно нет. Цифра 32 млрд близка к ожидаемому бюджету проекта. Это действительно дорогой объект. С другой стороны он в 2 раза увеличивает нашу пропускную способность по пассажирам. Следовательно, речь идет о большем количестве пассажиров, выручка от которых должна будет покрывать большую себестоимость.
 
Вопрос: Вернемся к уголовному делу. Хоть Вы и умолчали о размере выплаченной помощи. Как Вы думаете, сыграло ли то, что потерпевшие получили от компании материальную помощь, значительную роль в прекращении уголовного дела? Или есть какие-то иные причины? Собираетесь ли Вы дальше помогать этим людям и выплачивать какую-то помощь?
 
К: Давайте вернемся к постановлению следователя Василовского. Уголовное дело было прекращено не по причине выплаты благотворительной помощи, а по причине отсутствия состава преступления. Ни причинно-следственной, ни юридической связи между деятельностью благотворительного фонда и фактом закрытия уголовного дела не существует, что подтверждается документами. Далее ваш вопрос о благотворительности. Мы и раньше, всю историю корпорации, оказывали помощь тем, кто в этом нуждается. Делая это не по юридическим основаниям, а по велению совести. Это вопрос нашей морали, а не юридических обязательств. Мы будем продолжать делать это и впредь, но мы не будем делиться со СМИ ни этими планами, ни результатами.
 
Вопрос: Структуры ваши очень много лет скупали земли вокруг аэропорта. Как Вы будете использовать эти земли? Вы говорили несколько лет назад, что у Вас есть план развитая аэропорта на 75 лет вперед. Какие перспективы Вы можете обозначить?
 
К: Что осталось от плана, рассчитанного на 75 лет? Почти те же 75 лет, поскольку речь идет об упоминании выступлений, сделанных в последние несколько лет. Если вы вычтете из 75 год или два, то будет приблизительно столько же сколько было. Длительные планы с большим горизонтом реализуются медленно, но нужно сказать, что реализуются. В нашем плане была полная реконструкция аэродрома. Сейчас мы уже знаем дату, когда она заканчивается. В нашем плане была реконструкция системы ТЗК, тут мы с вами видим горизонт, и он не 75 лет. Строительство 4-й очереди грузового комплекса. Вы сами видите, строительство заканчивается. Завершение реконструкции Т1, начало строительства Т2. Мы завершаем строительство Т1, мы на середине строительства Т2, ожидаем его завершения. Таким образом, планы, которые мы наметили, исполняются. А после того, как истекут планы на 75 лет, будет еще план на следующие 75 лет. После того, как будет построен Т2, мы начнем строительство Т3. Его проектирование подходит к концу. Мы всегда имеем задел строительной документации. Т3 - это объект, по величине сопоставимый с Т2, но расположен к западу от существующего Т1. Он увеличивает, надо полагать, нашу пропускную способность еще на 50% против суммы Т1 и Т2. Поступательно шаг за шагом все 75 лет.

Aviation EXplorer


комментарии (0):





Полная или частичная публикация материалов сайта возможна только с письменного разрешения редакции Aviation EXplorer.









Материалы рубрики

Aviation EXplorer
Шереметьево к ЧМ-2018
Росавиация
Объемы перевозок через аэропорты МАУ в январе - мае 2016-2017 годов
Росавиация
Показатели работы ГА России за январь-май 2017 гг
Илья Кабачник, Айгуль Гатауллина
Монреальская Конвенция
Юлия Кузьмина
МС-21: Я видела, как он полетел!!!
Виталий Бордунов
Монреальская конвенция - шаг к выгодам и преимуществам
Клуб Командиров Авиапроизводства России
АОН: регулирование и саморегулирование
Алексей Кондратов
Юбилейная HeliRussia 2017



Росавиация
Объемы перевозок через аэропорты МАУ в январе - апреле 2016 -2017 годов
Росавиация
Показатели работы ГА России за январь-апрель 2016-2017 гг
Владимир Карнозов
CS300 airBaltic покорил Москву
Росавиация
Показатели работы ГА России за январь-март 2016-2017 гг
Росавиация
Объемы перевозок через аэропорты МАУ в январе - марте 2016 -2017 годов
Юлия Кузьмина
Москва - Токио 50 лет
Александр Фридлянд
Анализ тенденций и мониторинг ценовой политики авиакомпаний на внутренних воздушных линиях РФ
Алексей Кондратов
Победители премии "Крылья России 2016"
Росавиация
Показатели работы ГА России за январь-февраль 2016-2017 гг
Росавиация
Объемы перевозок через аэропорты МАУ в январе - феврале 2016 -2017 годов
Росавиация
Итоги ГА РФ 2016 года
Валерий Окулов
Обзор парка воздушных судов в ГА РФ
Росавиация
Показатели работы ГА за январь 2016-2017 годы
Росавиация
Объемы перевозок через аэропорты МАУ в январе 2017 года
Юлия Кузьмина
На NAIS 2017 вручили премии лучшим аэропортам и авиакомпаниям
Росавиация
Показатели работы ГА за январь-декабрь 2015-2016 годы
Aviation EXplorer
Авиационная коллегия - спасение авиапрома любой ценой и только?
Росавиация
Объемы перевозок через аэропорты МАУ в 2016 году
Никита Полонский
Аэропорт «Южно-Сахалинск» - итоги 2016 года
Роман Гусаров
WorldSkills - вызов существующей системе образования
Росавиация
Объемы перевозок через аэропорты МАУ в январе-ноябре 2016 года
Росавиация
Показатели работы ГА за январь-ноябрь 2015-2016 годы
Р.Гусаров, Ю.Кузьмина
A350 прилетел в Москву
Вячеслав Грушин
Тенденции развития авиационного рынка
Р.Гусаров, Ю.Кузьмина
Транспортная неделя – 2016
Росавиация
Показатели работы ГА за январь-октябрь 2015-2016 годы
Евгений Бахтин
Выживут те, кто сумеет «сжаться»
Aviation EXplorer
РСПП о механизмах стимулирования транспортной отрасли
Зафиг Халилов
«stop-over» в воздушном праве
Алексей Кондратов
Южный хаб «Платов»
Михаил Вахнеев
6000-й американский - сотый турецкий
Росавиация
Показатели работы ГА за январь - сентябрь 2015-2016 годы

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

© Aviation Explorer