Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Авиация Интервью

Свой самолет выбирала как девочка - по экстерьеру

8 марта 2019 года / Aviation EXplorer / Aviation EXplorer
 

Ещё на заре авиации, когда первые отчаянные герои на «тряпичных» самолетах преодолевали земное притяжение, вслед за сильным полом в небо шагнули и женщины. С тех пор многие знаменитые пилотессы доказали всему миру, что женщина-пилот и «слабый пол» понятия несовместимые. Сегодня пилотирование современного пассажирского самолета – нелегкая и повседневная работа. Но насколько она женская? Об этом и поговорим со вторым пилотом авиакомпании «Глобус» Ольгой Зиновьевой.

Ольга Зиновьева
Второй пилот Boeing 737-800 S7 Airlines (авиакомпания «Глобус»)

- Когда Вы впервые почувствовали, что хотели бы стать пилотом и что повлияло на ваш выбор? Почему приняли такое решение? Долго ли думали и спрашивали ли советов у родственников и друзей? Были ли среди Ваших близких родственников или друзей-знакомых люди из мира авиации и повлияли ли они на ваш выбор?

- Просто очень захотела летать, быть пилотом гражданской авиации. И этого добилась. У меня никто не летал в семье. Мама была гидролог, разрабатывала гидроэлектростанции. Отец работал в главном вычислительном центре СССР, обслуживал первые ЭВМ. Дедушки прошли войну, но совершенно в других войсках. Никакого отношения к авиации никто не имел. Просто захотелось. Съездила на МАКС в 2011 году – я тогда ещё училась в Университете – и после МАКСа точно знала, что хочу. Далее только был вопрос, где учиться, как получить лицензию коммерческого пилота. И в 2014 году поступила в Сасовское лётное училище.

- То есть Вы успели получить другое образование, прежде чем приняли решение летать? Чем хотели заниматься? 

- Мама пыталась с детства выяснить, что мне нравится, что интересно. Интересовало всё понемногу. Мама делала уклон в сторону природы, в биологию – так и пошло. Я окончила биологический факультет МГУ, но понимала, что это больше наука, а не что-то прикладное. В науке оставаться не хотела. С детства мне нравилась техника – автомобили, позже мотоциклы. Самолёты нравились внешне, часто наблюдала с балкона заходящие во Внуково борты. Упрашивала маму, чтобы мы куда-нибудь полетели. И один-единственный раз (на данный момент) полетела пассажиром на Ту-134 Москва – Анапа в 8 лет. Всё остальное было в училище и сейчас в компании.

- Интересно было учиться? Были другие девушки на курсе?

- На моём курсе было немало девушек – мы буквально перевернули это училище. Сами не знали, что так получится. Когда увидела списки поступивших, сначала не поверила. Оказалось, что 18 девушек на курс из 150 человек. Вообще, не люблю дифференцировать людей по возрасту, по полу, национальности или образованию. Учиться, конечно, было интересно. Поначалу было не сказать что очень трудно, просто крайне много новой информации, с которой до этого никто из нас не сталкивался. В моей группе были и юристы, и лингвисты, и экономисты, и люди технических профессий. Для нас, разумеется, многое осваивалось с нуля. Когда наступили полёты, на втором курсе – это было очень счастливое время, немного беззаботное. Государство подарило нам 105 часов на Cessna 172s, 25 часов на выпускном типе, а инструкторы подарили дорогу в небо.

- Помните свой первый самостоятельный полёт?

- Да, это был такой знаменательный день. К нему долго готовил инструктор, потом нужно было сдать теорию, приехать на аэродром, отлетать пару кругов с инструктором, далее круг с командиром и затем круг самостоятельно – безусловно это запоминается. Нужно было пролететь всего лишь один круг, но значимость этого круга безгранична. Ещё лучше было потом, когда больше навыка пришло, и тебе нужно не просто сесть, но сесть грамотно, красиво – ещё больше эмоций.

- Каково было отношение к Вам со стороны мужчин-пилотов, мужчин-курсантов или мужчин-педагогов? Все-таки женщины в этой профессии у нас пока нечасто встречаются.

- В учёбе - нет. Наш курс, по-видимому, перевернул их представления о женщине. Один наш преподаватель ходил в каждую группу и спрашивал: «Как вы к этому относитесь? Представляете, у нас целых 18 штук на 150 человек! Как так?». Но к этому все быстро привыкли. Как нам рассказывали, когда-то считалось, если девушка идёт летать, она должна знать и уметь всё лучше в несколько раз, чем мужчины, быть на голову выше. Требования к девушкам были жёстче, оценки занижали. Могу сказать уверенно,  что сейчас такого нет. Отношение было хорошее, как со стороны преподавателей, так и однокурсников. Меня уважали. В  лётной группе была очень хорошая атмосфера, благодаря нашему инструктору. Он часто ставил меня и одного моего одногруппника вместе на самостоятельные полёты, нам нравилось вместе летать, мы отлично ладили. Даже в шутку хотели потом в закреплённый экипаж в большую авиацию.

- А как Вас приняли коллеги в авиакомпании?

- Однозначно все хорошо. Я только начинаю летать. Налёт 50 часов на Boeing 737-800 – это пока совсем почти ничего. С инструктором в авиакомпании мне безгранично повезло: грамотный, спокойный, внимательный, всё объясняет, доверяет, где необходимо - помогает или исправляет. В общем, самый лучший. Также со мной сейчас летают в экипаже safety-pilot, которые так же где-то в чём-то помогают, подсказывают. С бортпроводниками хорошие отношения, иногда подарочки даже дарят.

- А как реагируют пассажиры на женщину пилота?

- Стараюсь к пассажирам не выходить. Но один раз в аэропорту не было телетрапа, было светлое время суток, и меня увидели в кабине. Я видела, что девушка улыбалась, рассматривала меня, также ещё несколько пассажиров увидели. И старший бортпроводник заходит в кабину и говорит: «Пассажиры рады, что сегодня у них второй пилот – девушка. Просили передать». Это было первый мой рейс, и это было очень приятно, хоть и неожиданно.

- Вы сами выбрали Boeing 737-800 или так случайно получилось, потому что пришли в «Глобус», где эксплуатируют этот тип?

- Всегда технику – и машины, мотоциклы - выбирала как девочка, по экстерьеру. Возможно, это звучит глупо, но изначально мне он очень нравился внешне именно Boeing 737. Для меня не было решающим, что у него именно штурвал, а не side-stick. Эти острые черты, этот гипертрофированный киль… Первый мотоцикл выбрала Kawasaki именно по экстерьеру. У них стиль такой тоже – острые углы. И автомобили мне такие же нравились – например, старые модели Volvo. У Boeing даже у кабины, если посмотреть, много острых углов. Это добавляет строгости и выглядит красиво. Думаю, немаловажно, чтобы самолёт, на котором летаешь, нравился.

Когда поступила в училище, меня стали отговаривать от Boeing, говорили: «Ты не справишься». Когда приехала в Ульяновск на полёты, там пошла на тренажёр и мне попался пилот-инструктор тренажёра Boeing. Он тоже сказал: «Не иди на Boeing, иди на Airbus». Я честно пыталась полюбить Airbus. Даже скачивала себе какие-то картинки, больше смотрела видео с Airbus и другими типами, пыталась забыть мой Boeing. Как ни старалась, всё равно мне нравился Boeing 737.

На тот момент уже была знакома с Маргаритой Сапуновой (второй пилот Глобус), она поздравила меня с выпуском из училища, и в поздравлении сказала: «Давай к нам». А потом мой одногруппник из училища устраивался в «Глобус» и тоже сказал: «поехали со мной». Через четыре месяца меня пригласили пройти собеседование. С этого момента всё шло нормально, и тогда я подумала, что если всё так складывается, значит это правильный выбор. После тренажёра и вовсе стало понятно,  что это не такой уж сложный самолёт,  чтобы мне с ним  не справиться. Безгранично рада, что выбрала именно этот тип. Без тени сомнений он мне нравится, и я получаю удовольствие. Потому еду на каждый рейс, хоть и живу далеко, не как на работу – мне это трудно называть словом с корнем «раб».

- На Boeing 737MAX ещё не летали?

- Ещё нет. Хотя, иногда вижу его в «Домодедово». Красивый самолёт, стильные чёрные изогнутые лопатки вентилятора, необычная задняя кромка обтекателя двигателя, двойные законцовки крыла - всё это меня очень привлекает.

- В процессе подготовки вы отрабатывали все самые сложные ситуации. И это стрессовые ситуации. Как вы с этим справляетесь? 

- У нас практически вся подготовка на тренажёре - не нормальные, а нештатные ситуации, серьёзные отказы. И концентрация в таких ситуациях очень высокая. Но мы, безусловно, все знаем свои первые действия в любой критической ситуации наизусть. Это отрабатывается очень чётко, до автоматизма.