Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Техника/технологии Интервью

Мы находимся на пороге новой эры беспилотной авиации…

15 октября 2015 года / КРЭТ / Aviation EXplorer
 

КРЭТ является крупнейшим в России центром разработки и производства бортовых радиоэлектронных систем (БРЭО) и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) для самолетов и вертолетов. Эту роль Корпорация сохранит и в условиях эволюции авиации в направлении более широкого применения беспилотных систем.

Михеев Владимир Геннадьевич
Советник первого замглавы КРЭТ

- Как бы Вы могли определить стратегию КРЭТ в области создания беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). В последнее время в этом направлении работает очень много российских компаний, в том числе входящих в Ростех. На какую нишу этого рынка претендует КРЭТ?
 
- Мы уже достаточно давно обратили внимание на тенденцию выхода систем с БПЛА с периферии развития на основной его трек и предприняли ряд мер, прежде всего в области ведения НИОКР и подготовки производственной базы. Благодаря этим мерам сегодня мы можем с уверенностью говорить о том, что в России создано БРЭО мирового уровня для БПЛА всех классов и типов. Все комплекты аппаратуры выполнены по принципу открытой архитектуры, что позволяет создавать различные конфигурации бортового оборудования по модульному принципу с учетом выполняемых задач и специализации БПЛА. Наши решения могут быть установлены как на российские, так и на иностранные аппараты, что открывает для нас богатый мировой рынок боевых и гражданских беспилотных систем, который сегодня переживает стремительный рост. Его объем уже составляет порядка $7 млрд, а к 2020 году даже по самым скромным прогнозам отраслевых экспертов перевалит за $10 млрд (http://www.marketsandmarkets.com/pdfdownload.asp?id=662#src=whatech – доклад Market & Markets на эту тему). БРЭО составляет от 30 до 70% стоимости беспилотника, в зависимости от его типа и спецификации. Эти цифры дают ясное представление о важности и экономических перспективах нашей работы.
 
- В чем состоит особенность работы над оборудованием для БПЛА? Чем оно отличается от систем для пилотируемой авиации? 
 
- Основное отличие отражено в самом названии этих систем – они беспилотные, то есть в них нет человека, который на современном этапе развития технологий становится слабым звеном не только в системе управления авиатехникой, но и на уровне подходов к ее технической реализации.
 
Если мы убираем человека, сразу появляется возможность значительно усовершенствовать пилотажно-навигационные комплексы, которые отвечают за управление летательными аппаратами. К тому же при создании беспилотника не стоит задача беречь пилота от перегрузок, БПЛА может летать по тем траекториям и с такими скоростями, которые позволяют законы аэродинамики и характеристики его силовой установки. Человек может потерять сознание уже при перегрузке в 3–5 g, подготовленный пилот может выдержать кратковременную перегрузку до 6–7 g, а БПЛА может выполнять полеты с перегрузками до 20 g и даже больше.
 
Все это говорит о том, что эволюция БПЛА будет идти совсем иначе и зависеть от несколько иных технологических решений. Так, в летательном аппарате человек включен в управление. От момента получения им информации до принятия решения, которое реализуется ручкой управления, проходит какое-то время. Это время достаточно велико. Пока он принимает решение, летательный аппарат может преодолеть несколько десятков или даже сотен метров. В случае с БПЛА все больше и больше таких решений будет приниматься в автоматическом режиме за время, исчисляемое миллисекундами и зависеть от качества и скорости сбора и передачи полетной информации, мощности компьютера, который ее обрабатывает.
 
Отсутствие кабины с пилотом позволяет не учитывать при создании БПЛА целый ряд ограничений по тепловой нагрузке и защите человека от вредных СВЧ радиационных излучений. БПЛА может летать с гиперзвуковой скоростью, идя в плазме, при этом охлаждать придется лишь чувствительную к высоким температурам аппаратуру, но даже она может переносить куда больший нагрев, чем организм человека.
 
Полет может проходить не только на высоких скоростях, но и по другим баллистическим траекториям. К примеру, в ближнем космосе, где есть жесткое рентгеновское излучение.
 
Таких нюансов очень много. Некоторые из них мы пока раскрывать не будем. Но сегодня уже со всей определенностью можно сказать, что мы находимся на пороге новой эры беспилотной авиации.
 
- Какие задачи позволит решать оборудование КРЭТ, установленное на военные БПЛА? Не могли бы Вы выделить направления, где эти средства будут применяться в первую очередь?
 
- Несмотря на все уникальные возможности, БПЛА предназначены прежде всего для замены пилотируемой авиации, и они должны делать ее работу более эффективной с военной и, что немаловажно, с экономической точек зрения. Для нашей страны в этом смысле первостепенный интерес представляет работа в труднодоступных районах, особенно в районах Крайнего Севера. Чтобы перекрыть огромное пространство над северными границами, нам просто необходимы БПЛА с большой продолжительностью полета, которые способны вести комплексную разведку наземных объектов и воздушного пространства, включая видеонаблюдение, радиолокационную и радиотехническую разведку, поиск инфракрасного, ультрафиолетового и лазерного излучения. В этой роли БПЛА будут очень эффективны. Оборудование для решения этих задач уже создано, необходим сам носитель.
 
- Правда ли, что исследования в области нанофотоники, которые ведет КРЭТ, позволят в перспективе создавать РЛС, подходящие по своим массогабаритным характеристикам для установки на среднеразмерные БПЛА и при этом не уступающие по возможностям бортовым РЛС современных истребителей?
 
- Это действительно так. Одно из основных направлений, над которым мы сегодня работаем – это разработка так называемой радиооптической фазированной антенной решетки (РОФАР). Ее будет удобно использовать в первую очередь на БПЛА. Элементами антенных систем на основе фотонных кристаллов, которые будут составлять РОФАР, можно покрыть большие площади поверхности беспилотника. Соответственно, с этих поверхностей можно будет излучать большую мощность при высоком КПД. Возможности такой РЛС не регламентируются ничем, кроме мощности энергетических установок носителя. РОФАР обладает и еще одним крайне важным для БПЛА свойством – она может длительное время находиться в воздухе без обслуживания. В этом смысле автономность такой РЛС превосходит автономность современных беспилотников – она может работать без посадки по несколько суток.
 
Все, что Вы, упомянули относится к БРЭО. Но Вы сказали, что КРЭТ адаптирует для БПЛА все свои компетенции, а это прежде всего создание средств РЭБ. Как Вы оцениваете перспективы беспилотных технологий с этой точки зрения? Разрабатывает ли КРЭТ такие средства с необходимыми для установки на БПЛА массогабаритными характеристиками?
 
Если мы говорим о БПЛА, то не стоит забывать, что это прежде всего летательный аппарат, и согласно всем военным тактико-техническим заданиям он должен быть оснащен бортовым комплексом обороны. У нас на сегодняшний день подготовлены предложения по установке средств защиты на беспилотники тяжелого, среднего и даже легкого классов. Это просто необходимо, ведь вне зависимости от назначения БПЛА является объектом первоочередного уничтожения. Для противника важно его как можно быстрее нейтрализовать, а для нас важно сохранить его функции на максимально длительный промежуток времени. Это в первую очередь будет зависеть от эффективности бортовых средств РЭБ.
 
Летательные аппараты среднего и тяжелого классов можно использовать и в качестве постановщиков помех. Это достаточно перспективное направление развития. Ведь БПЛА может находиться на близком расстоянии к тому или иному району боевых действий, не рискуя жизнью экипажа. Он сможет вести РЭБ с максимально близкого расстояния от радиоэлектронных средств противника.
 
БПЛА как постановщик помех имеет еще и чисто экономическое преимущество перед обитаемыми аппаратами. Групповые средства РЭБ имеют большие площади антенных систем и большую мощность излучения, а это в случае присутствия на борту человека делает необходимым применение специальных мер защиты. Человека здесь нужно защищать от СВЧ-излучения, а это предполагает дополнительные расходы при проектировании и создании таких самолетов и вертолетов. На беспилотнике все это ни к чему. Это «бесчеловечный» аппарат, защищать там попросту некого.
 
- Участвует ли КРЭТ в создании решений по противодействию системам борьбы с БПЛА, которые сейчас активно разрабатываются в мире? Ведется ли создание собственных аналогичных систем?
 
- Все страны мира понимают опасность систем с БПЛА и прорабатывают средства для борьбы с ними. Мы, как и другие мировые компании, работаем над созданием аналогичных решений и сумели достаточно далеко продвинуться в этом направлении. И в России, и за рубежом работа по созданию средств противодействия БПЛА и защиты от такого воздействия идут рука об руку. Я не буду раскрывать подробности этой работы, но могу отметить, что мы выполнили целый ряд научных исследований по обнаружению беспилотников и соответствующему воздействию на них.
 
Это могут быть не только боевые БПЛА противника. В мирное время эта задача едва ли не более значима. По мере распространения и совершенствования бытовых беспилотников от них необходимо обеспечивать защиту особо охраняемых объектов, таких, как, к примеру, аэропорты, объекты энергетики, опасные производства. Кроме того, их могут использовать террористы. Сбивать все подозрительные беспилотники над густонаселенной местностью – это точно не выход. Намного более обоснованно с точки зрения и экономики, и здравого смысла их нейтрализация при помощи радиоэлектронного поражения. В сущности, это те же средства РЭБ, только заточенные под специальное програмно-техническое воздействие на аппаратуру беспилотников. Если мы отключим ему связь, навигацию и передачу данных с борта, перехватим его управление, то он тихо и незаметно для окружающих перестанет представлять какую бы то ни было опасность.
 
В военной сфере мы говорим не только об объектовой обороне, а  и о поиске на большой площади аппаратов противника, которые делают все, чтобы скрываться от нас как можно дольше. Здесь на первое место выходит радиотехническая разведка. Любой беспилотный летательный аппарат несет на себе большое количество различных систем управления, связи, навигации, локации, и соответствующим образом он отмечается в радиоэфире. Вот по этим признакам, их количественным и качественным характеристикам мы на достаточно большом расстоянии можем определить местонахождение этого аппарата, его тип и другую важную информацию. На этой основе мы  и подготавливаем определенное воздействие.
 
Комплексное воздействие на каналы связи и управления, в том числе аварийные системы навигации передачи информации и целеуказания приводит к тому же результату, что и в описанном выше случае с бытовым беспилотником.
 
Работы тут ведутся по всем направлениям. В определенный момент мы их опубликуем и ознакомим с ними мировую общественность.
 
- У КРЭТ есть большой опыт создания нашлемных систем целеуказания и систем управления для пилотируемых вертолетов и самолетов. Рассматривали ли Вы возможность их адаптации для управления БПЛА?
 
- Мы работаем в этом направлении. На одном из предприятий разработан достаточно большой типоряд аппаратуры, включающий в себя наземный комплекс управления беспилотниками. В сущности, это тот же многофункциональный шлем летчика, только реализованный на рабочем столе оператора БПЛА.
 
Для удобства экраны выполнены не в виде шлема, а в виде обычных цифровых многофункциональных дисплеев, куда можно вывести значительно больше информации – мультиспректральное техническое зрение самого аппарата, подложку географической карты или, к примеру, задание, которое данный аппарат выполняет. Таким образом, при помощи обычной ручки или джойстика этим БПЛА можно управлять дистанционно, сидя в достаточно безопасных условиях. По хорошо защищенным каналам связи вся эта информация будет передаваться на борт, а борт будет вести разведку, выполнять какие-то дополнительные действия, как в автономном режиме, так и в режиме внешнего целеуказания.

КРЭТ


комментарии (0):








Материалы рубрики

Владимир Карнозов
ММЗ Авангард: «Мы делаем ракеты для С-400!» – Часть 2
Владимир Карнозов
ММЗ Авангард: «Мы делаем ракеты для С-400!»
Дмитрий Зайцев
Lufthansa Technik: мы всегда отвечаем по своим обязательствам
Владимир Карнозов
Неуправляемые авиационные ракеты – 80 лет на службе
Оргкомитет МАКС-2019
МАКС-2019: парад новинок и новаций
Николай Таликов
Ил-112 – долгая дорога в небо
Михаил Вахнеев
Ту-204 для Центра подготовки космонавтов
Aviation EXplorer
"Погоду на Сахалине и Курилах делает море!"



Роман Гусаров
О работе Главного центра ЕС ОрВД
Александр Рубцов
Электронный паспорт самолета SSJ100
Николай Логинов
ЦУП Ютэйр – работа в режиме одного окна
Михаил Вахнеев
Санитарная авиация получает новые вертолеты
Андрей Богинский
Реализовать наработки и довести их до рынка
ТАИС
О национальной системе бронирования
Сирена-Трэвел
Леонардо - комплексное решение для транспортной отрасли
Павел Дьяченко
О послепродажном обслуживании SSJ 100
Михаил Грейдин
Внедрение инновационных технологий в системе воздушных пунктов пропуска
Александр Рубцов
"Мы кратно увеличиваем мощность склада запчастей для Superjet 100"
Олег Бочаров
Что предлагает отечественная промышленность региональной авиации
Владимир Карнозов
Airshow China 2018: первым делом – истребители
Виктор Галенко
Первый в мире самовзлетный планер массой менее 115 кг начал серию испытательных полетов
Михаил Вахнеев
В Шереметьево заработал третий ТЗК
Елена Ткаченко
Хранители литья «крылатых сплавов»
ОАК
Статус программы CR929
Станислав Голубев
Знакомьтесь - Ми-38VeryVIP
Андрей Жарков
Самолет Ту-154М «Ижма» установлен в музее аэропорта «Толмачёво»
Роман Гусаров
Аэрофлот получил пятидесятый Superjet 100
Р.Гусаров,Ю.Кузьмина
Новый авиатренажер Dream Aero в ТРЦ «Vegas»
Aviation Explorer
RUBAE 2018
Юлия Кузьмина
Затянувшееся ожидание Mitsubishi Regional Jet
Михаил Вахнеев
«В гостях у Utair» - 2018
Юлия Кузьмина
Новый учебный центр NW Training
Евгений Матвеев
КВРы «НАКРЫЛИСЬ» КОВРами!?
Владимир Карнозов
Неуправляемая авиационная ракета С-8ОФП
Роман Гусаров
Второй МС-21 присоединился к летным испытаниям
Сергей Кравченко
О самолетах, титане и научно-исследовательском центре
Юлия Кузьмина
Farnborough Airshow 2018
Владимир Карнозов
Дуополия отказала Ирану, придется брать «Суперджет»?
Михаил Вахнеев
Самое сложное – создать коллектив, способный строить гражданские самолеты
Р.Гусаров, Ю.Кузьмина
Об «искусственном зрении» скоростного беспилотного вертолета

 

 

 

 

Реклама от YouDo
Перевозка автомобилей - http://perevozki.youdo.com/cars/avtovoz/dlv/avto/
По ссылке http://courier.youdo.com/products-delivery/, описание.
http://perevozki.youdo.com/roadhelp/sekretki/ - смотреть варианты >>
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer