Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Техника/технологии Специальный репортаж

Airshow China 2018: первым делом – истребители

21 ноября 2018 года / Владимир Карнозов / Aviation EXplorer
 

Владимир Карнозов
Аналитик

Эксперт "Aviation EXplorer"

Прошедшая в период с 6 по 11 ноября с.г. двенадцатая по счету выставка China International Aviation & Aerospace Exhibition, более известная по укороченному названию Airshow China 2018, предоставила посетителям уникальную возможность увидеть сверхзвуковые истребители сразу пяти поколений.

Первое поколение истребителей представлял A-5L – музейный экспонат ударного самолета фронтовой авиации, созданного для Народно-освободительной Армии Китая на базе советского истребителя МиГ-19С и стоявшего на вооружении НОАК до середины прошлого года. Второе, третье и четвертое поколения соответственно олицетворяли тактические истребители легкого класса FTC-2000G, JF-17 (FC-1) и J-10, пятое – тяжелый многоцелевой J-20.

Заметим, что КНР является единственной авиационной державой мира, где сегодня на различных заводах собирают сверхзвуковые истребители сразу четырех поколений: второго и третьего – на экспорт, четвертого и пятого – для собственных вооруженных сил.

Помимо истребителей на статической площадке ВВС НОАК посетители выставки могли познакомиться с тяжелыми ударными самолетами JH-7А и H-6K, экспонировавшимися вместе с образцами носимых ими крылатых ракет, включая K/AKD20(GP) - аналог американского «Томагавка». Если JH-7А спроектирован полностью местными специалистами, то H-6K представляет вершину эволюционного развития советского бомбардировщика Ту-16, впервые поднявшегося в небо весной 1952 года. Здесь же был представлен Y-20 – первый спроектированный и построенный местной промышленностью стратегический военно-транспортный самолет в классе Ил-76. От последнего взято крыло, от Ан-70 – фюзеляж, а хвостовое оперение – нечто среднее между ARJ-21 и С-17. Общего у Y-20 и H-6K – использование рыбинских двигателей Д-30КП-2.

Безусловно, лучший вариант демонстрации любого летательного аппарата – полеты. «Гвоздем» программы динамического показа авиационной техники на Airshow China 2018 стали выступления летчиков истребителей J-20, J-10C, J-10А/S, FTC-2000G и JF-17.

Пятое поколение

Наибольший интерес участников и гостей салона вызвал новейший боевой самолет пятого поколения. С душевным трепетом и нескрываемым восторгом зрители наблюдали за демонстрационными полетами истребителей J-20, созданных Chengdu Aircraft Industry Corp. (CAIG) - отделением национальной авиастроительной корпорации AVIC в городе Чэнду. Тройка подобных машин пронеслась над взлетно-посадочной полосой аэропорта города Чжухай через полчаса после завершения торжественной церемонии открытия Airshow China 2018. В следующий раз «двадцатка» появилась в том же месте спустя три дня.

Программа летного показа 6 и 9 ноября была следующей. Сразу после пролета строем из трех самолетов J-20 одна машина покидала зону, а оставшаяся пара «нарезала круги» над аэродромом, позволяя фотографам на земле запечатлеть себя с разных ракурсов. Фигуры высшего пилотажа летчики не выполняли; самым сложным элементом был переход из режима установившегося горизонтального полета в набор высоты с большим углом тангажа.

Несмотря на столь скудный набор маневров, летный показ J-20 оставлял неизгладимое впечатление. Причина – необычный, можно даже сказать, «футуристический» внешний вид новейшего китайского истребителя. Те, кто не смог или не успел запечатлеть машину в воздухе, направлялись к экспозиции AVIC в первом зале главного выставочного павильона. Там экспонировался огромный выставочный макет данного самолета, а также другой машины пятого поколения, созданного китайскими специалистами – легкий FC-31.

А желающие купить себе самолет могли это сделать в точках продаж официальных сувениров устроителей выставки. Речь, конечно, идет не о натурном образце, а о масштабных копиях летательных аппаратов. Продуктовый ряд был широкий, и торговля шла бойко. Среди прочих, продавались и модели J-20: по пятьсот и шестьсот юаней за штуку, в зависимости от размеров и качества изготовления.

Официальная информация о проекте и летно-технических характеристиках J-20 крайне скупа. А та, что приводится во всемирной паутине, представляет плод размышлений и фантазий иностранных экспертов. Достоверно известно, что опытный прототип впервые поднялся в небо в 2011 году, а прошлым летом НОАК объявила о принятии данного типа на вооружение. К настоящему времени собрано и облетано порядка дюжины опытных и поставочных экземпляров, часть из которых принята заказчиком и передана воинским частям на опытную эксплуатацию.

Сверх маневренный J-10C

Если J-20 производил впечатление внешним видом, то J-10C – исполнением сложных фигур высшего пилотажа. Данная машина представляет очередной шаг в развитии линейки базового истребителя J-10, первый полет которого состоялся весной 1998 года с заводского аэродрома CAIG. Опытный прототип J-10C с бортовым номером 1034 отличался от экспонируемого на статической площадке серийного J-10B (бортовой номер 61168) прежде всего силовой установкой с управляемым вектором тяги.

Судя по видеоролику от моторостроительного холдинга Aero Engine Corporation of China (AECC), на данном экземпляре самолета установлен двигатель семейства Taihang в варианте с отклоняемым осесимметричным соплом. Полноразмерный макет серийного мотора данной марки (без УВТ) был выставлен на фирменном стенде и характеризовался как «первая отечественная разработка форсажного турбореактивного двигателя большой тяги». Впервые макет данного мотора под собственным названием Taihang появился в Чжухае десять лет тому назад, а его серийное производство ведется с 2010 года. Поскольку силовые установки китайского производства, как правило, показывают себя в эксплуатации менее надежными, чем российские аналоги, ими в основном комплектуют не одномоторные J-10, а двухдвигательные J-11 и J-15, представляющие местные клоны Су-27 и Су-33.

Благодаря новой силовой установке и доработанной электродистанционной системе управления полетом, борт 1034 показал самый сложный и зрелищный пилотаж в рамках всей программы полетов на Airshow China 2018. Список выполненных маневров включал «кобру Пугачева»,  с выходом на угол атаки примерно сто градусов, а также «падающий лист» - намеренный ввод самолета в плоский штопор с последующим выходом из него при помощи управляемого вектора тяги. Словом, опытный J-10C продемонстрировал способность маневрировать на уровне российского истребителя тяжелого класса Су-30СМ.

Борт 1034 летал на пилотаж всего-навсего один раз, вскоре после завершения церемонии открытия выставки. Остальное время в Чжухае крылатая машина провела под брезентом на дальней стоянке аэропорта, за пределами видимости с выставочной площадки. А 9 ноября, в перерыве между демонстрационными полетами, летчик экспериментального J-10C выполнил взлет и … с набором высоты ушел к аэродрому постоянного базирования.

Согласно иностранным оценкам, к настоящему времени собрано до четырехсот самолетов семейства J-10. Начиная с запуска серийного производства в 2002 году все поставляемые НОАК одноместные J-10A и «спарки» J-10S оснащались российскими моторами АЛ-31ФН сборки московского завода «Салют». Затем стал выпускаться вариант J-10B c двигателями повышенной тяги АЛ-31ФН М1 или WS-10A Taihang, измененной формой воздухозаборника и дополнительной оптико-локационной станцией переднего обзора. Носовая часть фюзеляжа варианта «В» увеличена для размещения новейшей бортовой радиолокационной станции с электронным сканированием луча вместо БРЛС с щелевой антенной и механическим сканированием. Следующая модификация J-10C характеризуется как «перспективный тактический истребитель-перехватчик поколения 4++» с повышенной маневренностью и уменьшенной радиолокационной заметностью.

Согласно табличке у серийного экземпляра варианта «B», машина представляет боевой самолет завоевания господства в воздухе и оказания огневой поддержки войскам; может использоваться и для ударов высокоточным оружием по наземным и морским целям в глубине обороны противника. Далее на табличке читаем, что J-10B вооружен самонаводящимися ракетами «воздух-воздух» малой и средней дальности стрельбы, управляемыми ракетами класса «воздух-поверхность», корректируемыми авиабомбами с наведением по лазерному лучу, а также неуправляемыми средствами поражения. Боевая работа возможна в любых погодных условиях. 

Ежедневно за время работы авиасалона в небо поднимались самолеты J-10А и J-10S группы высшего пилотажа «1 августа» (“Ba Yi”) ВВС НОАК. Летчики выполняли эволюции как в плотном строю группы из шести машин, так и маневры в сокращенном численном составе, а также встречный пилотаж и «соло». По большому счету, программа китайских «пилотажников» из групп «1 августа» на истребителях J-10 и «Красные соколы» (“Red Falcons”) на учебно-боевых самолетах K-8 рассчитана не столько на демонстрацию возможностей вверенной летчикам техники, сколько на зрелищность при полетах строем и перестроениях.

Экспортный FC-1/JF-17

Со своей стороны, показательные выступления экипажей JF-17 задумывались и исполнялись с акцентом на демонстрацию маневренных качеств авиационной техники. Сразу после отрыва на взлете летчик выводил самолет на большие углы тангажа и энергичным набором высоты демонстрировал высокую тяговооруженность и управляемость своей машины.

Самолет JF-17 представляет собой доработанный с учетом требований ВВС Пакистана FC-1 – главным образом по линии интеграции в бортовой комплекс западного радиоэлектронного оборудования. Пакистанцы гордятся JF-17, считая самолет удачным, а соответствующий проект – хорошим примером взаимодействия с китайскими, российскими, европейскими поставщиками в деле развития боевой авиации страны и ее военно-промышленного комплекса. Стало традицией участие самолетов и экипажей ВВС Пакистана в программе динамического показа Airshow China.

Поскольку базовый FC-1 никому не поставлялся, по факту JF-17 стал первым китайским истребителем, спроектированным специально под требования конкретного зарубежного заказчика. Первый полет – 2003 год, принят на вооружение в 2007-м. Сборка налажена в Пакистане с использованием китайских и российских комплектов. Заказчик уже принял порядка сотни экземпляров, выпуск продолжается.

Хотя китайская сторона неоднократно заявляла о возможности замены российского двигателя РД-93 на WS-13, впервые показанный десять лет назад в виде макета на Airshow China под именем Taishan, дело пока что ограничилось несколькими экземплярами. Основная масса боеспособных JF-17 использует российские моторы и БРЛС KLJ-7 с щелевой антенной и механическим сканированием луча, созданной на основе радара самолета J-10A. В свою очередь тот представляет китайскую разработку на основе российской станции «Жемчуг».

Китайцы активно продвигают FC-1 на международный рынок. Однако несмотря на многочисленные сообщения о контрактах и соглашениях, продвинуться дальше Пакистана им пока не удалось. Стремясь повысить конкурентоспособность самолета, AVIC представил на Airshow China 2018 полноразмерный макет радиолокационной станции LKF-601E. Она спроектирована специально для истребителей легкого класса на технологической базе системы управления огнем самолета J-10C и представляет собой радар с воздушным охлаждением и активной фазированной решеткой (АФАР).

Многоцелевая «спарка» FTC-2000G

Возможно, LKF-601E найдет применение на легком двухместном многоцелевом самолете FTC-2000G, представляющем последнее дополнение к обширному семейству советского истребителя МиГ-21 и его китайского клона J-7. Летный прототип данной модификации базового FTC-2000 впервые поднялся в небо с аэродрома фирмы-изготовителя 28 сентября 2018 года, то есть за полтора месяца до открытия авиасалона в Чжухае. Вниманию посетителей Airshow China 2018 предстала пара FTC-2000G, причем один экземпляр все время оставался на статической площадке. Подле него была выложена вся возможная номенклатура управляемых и неуправляемых средств поражения, которые доступны к заказу в комплекте с самолетом.

Второй экземпляр выполнил демонстрационный полет в день открытия выставки, и затем еще некоторое время оставался на стоянке в поле зрения посетителей. Если первый полет с заводского аэродрома опытная машина выполнила в неокрашенном виде, то оба образца, выставлявшиеся на авиасалоне в Чжухае, предстали в серо-голубой раскраске, характерной для ВВС НОАК. Правда, в отличие от самолетов строя, они не имели бортовых номеров и знаков государственной принадлежности.

Соответствующий проект ведет подразделение корпорации AVIC, расположенное в городе Гуйчжоу. Согласно буклетам изготовителя, основой для новой машины послужила базовая модель FTC-2000, которая классифицируется как «учебный самолет для повышенной подготовки, отработки навыков пилотирования истребителей и обучения летчиков в части применения средств электронного противодействия». При необходимости, FTC-2000 может также использоваться для перехвата нарушителей воздушного пространства и нанесения ударов по наземным целям.

В свою очередь, вариант «G» характеризуется как «многоцелевой самолет», главное предназначение которого – уничтожение целей управляемым оружием «воздух-поверхность». Кроме того, машина может использоваться для обучения летчиков-истребителей. Раздаточные материалы AVIC содержат утверждение, что «платформа самолета имеет высокие возможности по расширению функционала». Утверждается, что машина может применяться для выполнения задач по ведению разведки и радиоэлектронной борьбы, для чего на нее навешиваются контейнеры со специализированной аппаратурой.

Вечная тема МиГ-21

Программа FTC-2000 берет начало у JL-9 – последнего в линейке двухместных учебных вариантов истребителя МиГ-21, куда также входят «спарки» МиГ-21У, МиГ-21УС, МиГ-21УМ и JJ-7. Среди особенностей JL-9 – спроектированное заново остекление кабины. Летчику в переднем кресле обеспечивается обзор вперед-вниз под углом 16 градусов. Крыло JL-9 – такое же, как на китайских клонах МиГ-21 второго поколения (J-7E/G).

Если все советские машины данного типа оснащались треугольным крылом с углом стреловидности по передней кромке 57 градусов, то поздние китайские варианты получили крыло с большим углом в месте крепления к фюзеляжу и уменьшенным до 42 градусов – в концевой части. Помимо того, оно оснащается предкрылками. Отклоняясь вниз, те затягивают срыв потока на большие углы атаки, тем самым обеспечивая лучшие маневренные качества на низких скоростях. А самым большим отличием поздних китайских клонов от первоначального МиГ-21 стала замена носового воздухозаборника с центральным телом в пользу боковых.

Изначально JL-9 создавался авиастроительным предприятием в Гуйчжоу по конкурсу НОАК на лучший проект сверхзвукового учебно-боевого самолета. Однако проиграл соревнование полностью новому УБС Hongdu L-15. Правда, заказчик принял обе машины: после нескольких лет государственных испытаний и опытной эксплуатации НОАК объявили о постановке JL-9 на вооружение в 2015 году. Но закуплено было лишь небольшое число поставочных образцов. По всей видимости, сфера их применения ограничена подготовкой летного состава авиационных полков, продолжающих эксплуатировать устаревшие истребители J-7 и J-8, ожидая своей очереди перевооружиться на более современные типы.

Желая сохранить программу, завод-производитель разработал экспортный FTC-2000 с собственным названием “Plateau Eagle”. Сохранив тандемную кабину, данный вариант предназначался для продаж за рубеж как ударный самолет с возможностью перехвата воздушных целей. Опытные экземпляры демонстрировались на выставках, но заказы не поступили. Согласно свежему буклету от Guizhou Aviation, FTC-2000 предлагается в качестве ударного самолета с возможностью ведения воздушного боя, который также может использоваться как учебный для средней и повышенной подготовки курсантов летных училищ. Указывается, что созданные недавно подвесные контейнеры с оптоэлектроникой позволяют расширить сферу применения самолета и придать ему способность применять управляемые боеприпасы, освоенные в производстве предприятиями оборонной промышленности Китая.

Внешне, FTC-2000G отличается от более раннего FTC-2000 наличием киля иной формы, за счет чего высота самолета в положении «стоянка на аэродроме» увеличилась с 4,1 до 4.68 метров. Носовая часть фюзеляжа перепроектирована, в результате чего общая длина самолета выросла с 14,55 до 15,41 метра. Форма крыла претерпела очередные изменения, приобретя более развитые наплывы в корневой части. Размах увеличился с 7,2 метров для МиГ-21 до 8,32 в случае JL-9 и почти 10 метров для FTC-2000G. Число пилонов для подвески оружия под крылом увеличилось до шести, а максимальная размещаемая на них нагрузка – до трех тонн (у JF-17 – 3600 кг).

Сведений о силовой установке производитель не приводит, но геометрия хвостовой части фюзеляжа дает основания предполагать, что продолжает использоваться реактивный форсажный двигатель семейства Liming WP-7, представляющий китайский вариант советского Р-13-300. Рост площади и размаха крыла, а также переделка воздухозаборника привели к сокращению максимального числа Маха полета, до 1,5 для FTC-2000 и 1,2 для FTC-2000G, а практический потолок уменьшился до 15 км.

Максимальная продолжительность полета сохранилась в районе трех часов, а перегоночная дальность полета немного подросла, достигнув 2,5 тысяч километров. Взлетная и посадочная дистанции близки, и составляют около 450-500 и 700-750 метров соответственно. Вместе с тем, характерные скорости изменились существенно: величина для захода на посадку уменьшилась с 260 до 220 км/час. Нормальный взлетный вес сохранился на уровне 7850-7900 кг, а максимальный вырос с 9,8 тонн для исходного варианта до 11 у «G».

Хотя заказчики на самолет FTC-2000 и его модификации пока не обнародованы, есть понимание, что таковыми станут сравнительно небогатые страны Африки, которые не могут себе позволить продукцию российского и западного производства. Начиная с 1966 года, китайская промышленность выпустила свыше 2,5 тысяч самолетов на платформе МиГ-21. Путем внедрения FTC-2000 и его вариантов она пытается поддержать производство еще на протяжении нескольких лет.

Техника со складов хранения

Особенностью последних салонов в Чжухае стала отдельная экспозиция техники, снятой с вооружения Народно-освободительной Армии Китая и, после ремонта с модернизацией, предлагаемой к поставке зарубежным покупателям. Как правило, в роли таковых выступают развивающиеся страны Африки, Ближнего и Среднего Востока. Занимается темой специализированная компания POLY Technologies, Inc., обладающая соответствующими лицензиями Правительства КНР.

Помимо техники для сухопутных войск и военно-морского флота, POLY Technologies предлагает иностранным заказчикам следующие самолеты: «летающий радар» KJ-200 на платформе грузового Y-9 (развитие Ан-12), двухместный учебно-боевой К-8 (максимальная скорость полета 800 км/ч), истребитель J-7 (клон МиГ-21), штурмовик А-5 и ударный JH-7 (FBC-1). Перечисленные типы летательных аппаратов были специальным образом упомянуты в выставочных плакатах и раздаточных материалах компании.

Поскольку на Airshow China’2018 выставлялись натурные образцы A-5L, FB-7А, а также самолеты, созданные в развитие МиГ-21, именно на них, в первую очередь, и обращали внимание гости из Африки. Отметим, что A-5L – экспортное обозначение одной из последних модификаций самолета Nanchang Q-5, впервые поднявшегося в небо в 1965 и стоявшего на вооружении НОАК с 1970 по 2017 гг. Основное применение самолета: бомбово-штурмовые удары с малых и сверхнизких высот. Особенность: внутренний отсек вооружения длиной 4 метра, который вместо бомб мог принимать баки с авиатопливом.

Суффикс «L» указывает на способность соответствующей модификации применять управляемые ракеты и корректируемые авиабомбы с наведением по лазерному лучу. Поскольку соответствующие средства поражения китайской разработки и производства появились не более десяти лет тому назад, можно сделать вывод о том, что A5L создан сравнительно недавно. Он использует платформу Q-5III начала 1980-х гг., c инновациями, внедренными на экспортно-ориентированных A-5M и A-5K 1990-х гг.

Производственная программа Q-5/A-5 составила свыше 1300 экземпляров. Самолеты семейства стояли на вооружении Пакистана и Бангладеш и продолжают числиться в ВВС Бирмы, Судана и Северной Кореи. Помимо этих стран интерес к приобретению подержанных Q-5 (A-5) может проявиться только у очень бедных государств, принимая во внимание древность базовой платформы и сравнительно низкие летно-технические характеристики.

Больший интерес вызывают подержанные J-7, особенно последних лет выпуска, а на экспорт они отправлялись вплоть до прошлого года. В горизонтальном полете самолет развивает максимальную скорость, соответствующую числу Маха М=2. Согласно буклетам POLY Technologies, самолеты данного типа поставлялись тридцати странам мира. Реализуемые из наличия J-7 способны решать задачи в системе ПВО страны, вести воздушный бой над линией фронта, а также наносить удары по наземным целям. Считается, что машина обладает достаточно высокими высотно-скоростными характеристиками, отличается хорошей ремонтопригодностью, проста и дешева в обслуживании и эксплуатации.

Сверхзвуковой всепогодный JH-7 (экспортное обозначением FBC-1) никогда ранее за рубеж не поставлялся. Сегодня же, когда китайская промышленность поставила на поток выпуск тяжелых многоцелевых истребителей на платформе Су-27/Су-30 и начинает сборку серийных J-20, самолеты JH-7 выводятся из состава ВВС НОАК. POLY Technologies предлагает их своим зарубежным клиентам, отмечая внушительную – 6,5 тонн – боевую нагрузку и большой радиус действия. Пока что сведений о продажах нет, но если таковые состоятся, возникнет повод поговорить об очередном достижении Китая по линии военного экспорта.

Российское участие

Традиционно среди участников Airshow China присутствуют Рособоронэкспорт, ОАК, ОДК, Вертолеты России, ТРВ, КРЭТ и другие государственные и промышленные структуры, входящие в состав корпорации Ростех. Кроме того, среди российских участников были предприятия, занимающиеся космической техникой. Их стенды располагались в залах 4 и 5 центрального выставочного павильона. Состав экспонатов был достаточно диверсифицирован, но продукция военного значения превалировала.

Военно-техническое сотрудничество между Россией и КНР имеет давнюю историю. Советский Союз оказал Китаю существенную помощь в отражении японской агрессии. За период 1937–1941 гг. было поставлено 1285 истребителей, бомбардировщиков и учебных самолетов; построен сборочный завод в Урумчи для выпуска истребителей И-16.

С новой силой поставки авиатехники пошли в послевоенный период, когда власть в Китае перешла к компартии. В период с 1949 по 1969 гг. КНР получил советского вооружения и военной техники на общую сумму свыше 4 млрд долларов. Отечественные специалисты оказывали содействие созданию полномасштабного оборонно-промышленного комплекса Китая; безвозмездно передавалась документация на постановку серийного выпуска вооружений, включая истребители МиГ-15/17/19/21, бомбардировщики Ил-28 и Ту-16. Однако из-за охлаждения отношений между Москвой и Пекином в шестидесятые годы военно-техническое сотрудничество постепенно сошло на «нет».

ВТС возобновилось с новой силой на взаимовыгодной основе в конце прошлого века. Особенно интенсивно оно шло с 1992 по 2004 гг., когда в Китай направлялось до половины военного экспорта России. Затем, по мере подъема местной промышленности, объемы поставок стали постепенно сокращаться: до 18% в 2008 и 12% в 2012 годах. В отдельные периоды доля Китая в поставках за рубеж российской военной техники «проваливалась» до нескольких процентов. На протяжении последних лет объемы ВТС поддерживались на уровне порядка миллиарда долларов. Существенную роль в активизации ВТС между нашими странами сыграли недавние контракты на поставку многоцелевых истребителей Су-35С и комплексов ПВО С-400.

Общий объем военно-технического сотрудничества между нашими странами с девяностых годов прошлого века по настоящее время оценивается в 35 млрд долларов. Больше у нас купила только Индия (на 75 млрд с 1965г.). Между тем, бурное развитие Китая в конце прошлого – начале нынешнего века вывело его в число передовых в технологическом отношении государств мира. Сегодня китайская экономика превосходит российскую в шесть-восемь раз, в зависимости от базиса, по которому ведется сравнительная оценка. Огромные инвестиции в оборонно-промышленный комплекс позволили ему перейти на новый технологический уклад и предложить мировому рынку конкурентоспособную продукцию. Согласно американским оценкам, в период 2012-2016 гг. КНР поставил на экспорт вооружений и военной техники на общую сумму порядка 20 млрд долларов.

Сегодня Китай одновременно выступает и как потребитель продукции российского оборонно-промышленного комплекса, и как конкурент на рынке третьих стран, особенно – развивающегося мира. Это накладывает отпечаток на состав российской экспозиции на выставке в Чжухае. Первые салоны Airshow China проходили с участием российских истребителей в программе динамического показа и включали как одиночные полеты самолетов марки «Су», так и групповые выступления летчиков на МиГ-29 и Су-27 («Стрижи», «Русские Витязи»).

В последнее время россияне все больше смещают фокус с показа натурных образцов авиатехники на состав экспонатов выставочных стендов, мультимедийные презентации и т.п. Из-за отсутствия российских истребителей программа динамического показа на Airshow China 2018 потеряла в зрелищности. Вместе с тем, вряд ли кто из посетивших нынешнюю выставку станет оспаривать утверждение, что такая «потеря» в значительной степени компенсируется подъемом технического уровня китайской авиатехники и ростом профессионального мастерства местных летчиков.


Владимир Карнозов

комментарии (1):

Канадец      27/11/2018 [05:34:39]#1
Интересная статья. Спасибо автору! Т.е. после многолетних доработок Ан-12 и Ту-16 китайцы по-настоящему полетели.









Материалы рубрики

Сирена-Трэвел
Леонардо - комплексное решение для транспортной отрасли
Павел Дьяченко
О послепродажном обслуживании SSJ 100
Михаил Грейдин
Внедрение инновационных технологий в системе воздушных пунктов пропуска
Александр Рубцов
"Мы кратно увеличиваем мощность склада запчастей для Superjet 100"
Олег Бочаров
Что предлагает отечественная промышленность региональной авиации
Владимир Карнозов
Airshow China 2018: первым делом – истребители
Виктор Галенко
Первый в мире самовзлетный планер массой менее 115 кг начал серию испытательных полетов
Михаил Вахнеев
В Шереметьево заработал третий ТЗК



Елена Ткаченко
Хранители литья «крылатых сплавов»
ОАК
Статус программы CR929
Станислав Голубев
Знакомьтесь - Ми-38VeryVIP
Андрей Жарков
Самолет Ту-154М «Ижма» установлен в музее аэропорта «Толмачёво»
Роман Гусаров
Аэрофлот получил пятидесятый Superjet 100
Р.Гусаров,Ю.Кузьмина
Новый авиатренажер Dream Aero в ТРЦ «Vegas»
Aviation Explorer
RUBAE 2018
Юлия Кузьмина
Затянувшееся ожидание Mitsubishi Regional Jet
Михаил Вахнеев
«В гостях у Utair» - 2018
Юлия Кузьмина
Новый учебный центр NW Training
Евгений Матвеев
КВРы «НАКРЫЛИСЬ» КОВРами!?
Владимир Карнозов
Неуправляемая авиационная ракета С-8ОФП
Роман Гусаров
Второй МС-21 присоединился к летным испытаниям
Сергей Кравченко
О самолетах, титане и научно-исследовательском центре
Юлия Кузьмина
Farnborough Airshow 2018
Владимир Карнозов
Дуополия отказала Ирану, придется брать «Суперджет»?
Михаил Вахнеев
Самое сложное – создать коллектив, способный строить гражданские самолеты
Р.Гусаров, Ю.Кузьмина
Об «искусственном зрении» скоростного беспилотного вертолета
Юлия Кузьмина
Десятилетие первого полета Superjet 100
Роман Гусаров
Господдержка Boeing с Airbus и войны в ВТО
Юлия Кузьмина
Взлет второго МС-21-300
Юлия Кузьмина
Eurasia Airshow 2018
Александр Рубцов
О создании нового "Суперджета" RRJ75
Владимир Карнозов
Су-30МКИ – «звезда» воздушной части салона DefExpo’2018
Алексей Колычев
Термоэмиссионные Турбины
Михаил Вахнеев
МФД-2018 - смотр достижений российского двигателестроения
Юлия Кузьмина
«Москва Карго» - крупнейший авиационный грузовой комплекс России
Евгений Матвеев
О Бюллетенях. Существенно или несущественно?
Р.Гусаров, Ю.Кузьмина
ПД-35 - локомотив развития аэрокосмической отрасли России
Роман Гусаров
Как создается ПД-14 для МС-21
Владимир Карнозов
О реактивном самолете для региональных линий и не только
Роман Гусаров
О производстве современных систем управления для российских авиадвигателей

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer