Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Техника/технологии Эксклюзивное интервью

Ил-112 – долгая дорога в небо

15 апреля 2019 года / Роман Гусаров / Aviation EXplorer
 

30 марта 2019 года, в день 125-летия со дня рождения выдающегося и всемирно известного авиаконструктора Сергея Владимировича Ильюшина, состоялся первый полет нового легкого военно-транспортного самолета Ил-112В. Современный российский авиапром не часто радует нас новыми самолетами. И у Ил-112 непростая история. Но все же, наряду с новой модификацией Ил-76, это второй транспортный самолет, поднятый в небо прославленным КБ в нынешнем десятилетии. О том, как создавалась эта машина, о первом полете и предстоящих доработках рассказывает Главный конструктор ПАО «Ил» Николай Дмитриевич Таликов.

Таликов Николай Дмитриевич
Главный конструктор ПАО «Ил»

- Николай Дмитриевич, самолет Ил-112 мы ждем уже достаточно давно. Ещё в прошлом десятилетии казалось, что вот-вот он будет построен. Затем о нем забыли. В 2017 году я лично видел на заводе ВАСО собранный фюзеляж и окончание сборки крыла. И опять два года ожидания. Почему же так долго?

- Это самолет, который имеет довольно-таки длинную историю. Мы приступили к его созданию еще в качестве гражданского самолета для перевозки пассажиров в далекие советские времена. Потом интерес к этому самолету пропал. Затем уже в 2004 году мы выиграли конкурс на создание военно-транспортного самолета. В конкурсе участвовало несколько авиационных фирм, в том числе, таких как Микоян, Туполев. В конечном итоге в этом конкурсе победили мы с самолетом Ил-112. Но в 2010 году Министерство обороны, по ряду причин, работы по этому самолету закрыли. Не потому, что не нужен был этот самолет. Были разные мнения, в том числе, в это время обсуждалось создание транспортной модификации самолета Ан-140.  Однако наши взаимоотношения с Украиной все  ухудшались и ухудшались, и в 2014 году произошло то, что произошло.

Поэтому в 2014 году Министерством обороны было принято решение о продолжении работ по созданию легкого военно-транспортного самолета Ил-112 с основными показателями:  дальность полета с нагрузкой 5 тонн - 1200 км и самолет должен эксплуатироваться на аэродромах третьего класса с короткими ВПП. Этот самолет должен перевозить грузы, кое-какую легкую технику – то имущество, которое находится в переделах округов. Для таких задач как десантирование грузов, техники, у нас есть самолет Ил-76, ведутся работы над средним транспортным самолетом Ил-276. Конечно, по решению командования для парашютного десантирования может использоваться и Ил-112, документацию на это мы выпустили, но основная его задача – перевозка грузов. На сегодняшний день, облик Ил-112соответствует всему, что записано в тактико-техническое задании к этому самолету.

Итак, в 2014 году мы опять приступили к реализации технического задания на самолет. Но оно было обновлено процентов на 50 по сравнению с тем ТЗ, по которому мы работали с 2004 года. Ту документацию, которая у нас была выпущена к 2010 году, пришлось пересматривать. Тем более, что та документация у нас была ещё на бумаге. Новую документацию надо было разрабатывать и запускать в серийное производство в цифровом виде. И уже в 2016-2017 годах вся обновленная, доработанная и оцифрованная документация была выпущена и отправлена на серийный завод ВАСО (Воронежское Акционерное Самолетостроительное Общество).

- После первого полета Ил-112 было сделано заявление, что самолет перетяжелен и на доведения его до требований технического задания понадобится ещё год.

- Ещё при первой проработке документации в нулевые мы увидели, что самолет будет несколько перетяжелен и забили тревогу. Но, поскольку в 2010 году тему закрыли, в этом состоянии документация и пролежала до возобновления работ в 2014 году. К 2014 году у нас в КБ произошло несколько изменений, с точки зрения организации фирмы а также произошла смена поколений. Новое руководство гнало план, лишь бы побыстрее выпустить документацию. Задачи по весовому проектированию ушли на второй план. В итоге, и в документации то и дело обнаруживались ошибки и белые пятна, и превышение массы составило аж целых 2,5 тонны. И все это привело к задержкам внедрения документации в серийное производство.

На протяжении 15, 16, 17 годов лично я все время говорил руководству, что у нас есть вопросы, есть проблемы, нужно основательно тормознуть и, по крайней мере, разобраться где мы находимся и предпринять те меры, которые нужно для того, чтобы самолет полностью соответствовал  тактико-техническому заданию и тем трем цифрам ключевым цифрам, о которых я сказал. А что такое перетяжеленная машина? Это значит, что мы не сможем выполнить один из трех показателей: либо это грузоподъемность, либо дальность, либо это аэродром базирования. И представители Министерства обороны справедливо поставили перед нами вопрос: либо вы приведете машину в соответствие ТЗ, либо мы остановим процесс его создания, потому что нам перетяжеленная машина, которая возит 0,5 тонны груза на какую-то дальность, не нужна. Огромные средства затрачиваются, а вы делаете не то, что армии нужно.

После этих заявлений нами были разработаны конкретные мероприятия, которые на сегодняшний день внедряются в серийное производство. Работы по снижению массы самолета поручили мне, все планы и вопросы с военными мы согласовали и начали работать. Причем, после критического выступления в апреле прошлого года  заместителя министра обороны РФ Юрия Борисова, было проведено несколько совещаний высоком уровне,  и честно скажу, с трепетом в голосе я докладывал, что эту  задачу мы выполним. Все намеченные нами мероприятия – это солидная конструкторская работа  с точки зрения пересмотра конструкции и различных изменений. 2,5 тонны для такого маленького самолета, это довольно приличная цифра. Мы выпустили план-график, в июне прошлого года мы его утвердили в ОАК. Мы также издали внутренний приказ, для всех наших разработчиков, что мы будем платить премии за снижение массы самолета. И мы обратились ко всем нашим партнерам-разработчика, с призывом предпринять все усилия собрать весь свой потенциал, чтобы масса ПКИ также была снижена.

На май месяц этого года у нас получается снижение на 2082 кг. Где мы можем набирать ещё полтонны? Это работы по модернизации самолета, комплекса оборудования, переход на электро-дистанционную систему управления, оптимизация гидросистемы. Этот набор работ позволит получить снижение веса самолета на 2472 кг. То есть постепенно мы приходим к тем цифрам, которые позволят нам сделать самолет именно с теми характеристиками, которые от нас требует армия. Эта документация на сегодняшний день выпускается и уже отправляется  на серийный завод. И в день первого полета 30 марта я доложил теперь уже заместителю председателя правительства РФ по вопросам оборонно-промышленного комплекса Ю. И. Борисову, что с проблемой снижения массы мы справимся. Эта обновленная документация будет реализована уже на следующей машине «тройке», облик которой будет полностью соответствовать всем последующим серийным машинам.

Частично мы ее внедряем и на первый опытный самолет, который выполнил первый полет. В данный момент комплектация этого самолета позволяет нам закрыть 113 пунктов требований ТЗ из 135.

- В соцсетях появились сообщения, что якобы при первом полете произошел отказ двигателя. Был отказ или нет?

- 12 декабря прошлого года, после того как мы «выгребли» достаточное количество нестыковок по документации, выполнив все цеховые отработки, машину выкатили на улицу для запуска двигателей и проверка работы всех систем. Тогда при гонке двигателя на земле произошел отказ. Мотористы сказали, что ничего страшного, виной всему автоматика двигателя, которая на сегодняшний день еще не доведена до совершенства. Также была заменена разрушившаяся втулка винта - вместо алюминиевой разработчик воздушного винта «Аэросила» произвела стальную. Весь февраль и март мы работали, не имея никаких нареканий и вопросов по двигателям, все работало устойчиво. Мы полностью отработали и двигатель, и системы самолета на земле. Подготовились к проведению методсовета, который состоялся 28 марта в ЛИИ им. Громова, и дал добро на выполнение первого полета.

Взлет Ил-112 30 марта прошел без проблем. Самолет летал в сопровождении Ил-114. Мы обычно делаем первый полет в сопровождении однотипного самолета с тем, чтобы понять, на каких скоростях летает и есть ли ошибки в исчислении этих показаний. Самолеты выполнили три круга, один из них с имитацией посадки. И когда экипаж уже готовился к посадке, оставались буквально считанные секунды до касания земли, на высоте 30 метров сработала сигнализация и двигатель автоматически переключился с автоматической системы управления на гидромеханическую. Экипаж, нормально выполнил посадку, зарулил на стоянку, и уже потом выключил звуковую и световую сигнализацию, которая говорила о переходе двигателя на другой режим.

Мы обвешали самолет видеокамерами с тем, чтобы видеть положение самолета, смотрели, как работает механизация крыла, как работают двигатели, шасси. Сделали все, чтобы каждый конструктор видел, как работает его участок, разработанная им система. Также вели запись и в кабине пилотов. Анализируя записи и параметры мы увидели, что левый двигатель работал в заданном диапазоне, а правый перешел на гидромеханику и работал в  несколько меньшем режиме по оборотам. Но это мы установили позже, а в тот момент после полета командир даже докладывал, что ни одна система не отказала, еще не осознав, что этот случай произошел уже. Таким образом, отказ был, но остановки двигателя не произошло, а отказ автоматики напротив неожиданно для нас подтвердил надежность перехода на резервную систему. А на гидромеханике самолет может летать сколь угодно долго, это его штатный резервный режим.

Увы, в прессе, и особенно в  блогосфере, появилось много недостоверной информации.  А еще этот момент совпал  со сменой нашего руководства. Откровенно говоря жалко,  что это произошло. Но я далек от политики. Алексей Дмитриевич Рогозин завершил работу у нас 19 апреля и к нам приходит новый руководитель - Юрий Владимирович Грудинин.  Мы его прекрасно знаем, он раньше работал у нас, затем возглавлял ТАНТК им. Бериева и хорошо понимает суть вопроса. И это самое главное - чтобы человек был из авиации, будет легче работать. А вот в этот момент все эти выпады в наш адрес в медиапространстве были очень неприятны и обидны для всего нашего коллектива, особенно для тех, кто работал день и ночь на завершающем этапе подготовки самолета к первому полету.

- Думаю, теперь мы сможем под всеми этими слухами и домыслами подвести черту. Какие задачи стоят перед двигателистами более-менее понятно – доработать автоматику. Может есть и другие проблемы? А что у двигателя с весовыми характеристиками, уложились ли они в заданное ТЗ?

- Пока еще нет, они тоже немного перетяжелили. В плане мероприятий, и это с ними согласованно, за ними снижение массы на 90 кг. И они работают. Думаю,  к концу испытаний и этот пункт будет реализован. На днях в ВИАМе (Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов) мы побеседовали с директором института академиком Кабловым. Институт участвует в работах по снижению массы самолета  с точки зрения применения новых материалов. На сегодняшний день мы применяем достаточно много композитов, в основном во вторичных конструкциях, рули, лючки и т.п, что не влияет на силовую схему. И в том числе поговорили и по металлическим материалам. Мы должны перейти с дюралевых сплавов на алюминиево-литиевые. Это тоже позволит нам снизить массу самолета приблизительно на 150 кг. Затронули вопрос и работы с «Аэросилой» с точки зрения доработки винтов, а они у нас из композитов. На самолете Ил-114 мы практически не поймали разрушения винтов или нарушения покрытия винтов из-за попадания мелких камушков. Сегодня даже на больших аэродромах самолеты периодически «глотают», и камни, и проволоку, и другой мусор с полосы. А аэродромы третьего класса, там будет все значительно хуже. Поэтому «Аэросила» вместе с ВИАМом работает над усилением винтов, над подборкой материалов, чтобы эти вопросы предусмотреть и в будущем снять. Со своей стороны мы также защитим их. На переднее колесо мы ставим защиту, которая препятствует  попаданию камешков непосредственно в винты. Тем более что 112-я машина высокая, и по сравнению с самолетом Ил-114 в этом отношении более выигрышная. Вряд ли туда камни долетят. Но на всякий случай, лучше предусмотреть и это

- Что же будет дальше с первой машиной? Будет ли она участвовать в программе испытательных полетов или  встанет на доработку? Я слышал, заводской аэродром планируют закрыть на реконструкцию.

- Ещё до первого полета я отстаивал свою позицию о том, что самолет должен выполнить 2-3 полета и затем перелететь в Жуковский. Я считаю, что нужно не только продолжать летные испытания, но и проводить на нем доработки по приведению показателей в соответствие с ТЗ. Одновременно здесь мы сможем его показывать всем, кто заинтересован в этом самолете. А заинтересованы в нем не только военные. У него и немалый экспортный потенциал. Да, сейчас дело осложнилось произошедшим в полете отказом. Мы должны сначала решить все эти проблемы. Они незначительные, но все равно мы не должны рисковать.

Аэродром ВАСО должен закрыться на ремонт. Поэтому есть угроза, что мы самолет запрем в Воронеже, что серьезно затормозит работы. Следующий самолет «тройка» появится только где-то на стыке 2020-2021 года. Вот будет тема для творчества блогеров… Я связался с мотористами и просил их ускорить решение вопроса с тем, чтобы выполнить ещё 2 полета и перелететь в Москву. Я буду это отстаивать, и даже требовать это с нового руководства. Иначе  о самолете Ил-112 просто забудут.

- Давайте разберемся с вашими планами. С первым самолетом понятно. Третий предсерийный ждем через год. А что со вторым? И какие планы на серию?

- Второй находится в ЦАГИ, где уже идут прочностные и ресурсные испытания. С четвертого все будут серийные. Предполагается выпускать 10-12 самолетов в год. Как заявил Юрий Борисов, армии сегодня нужны не менее таких 100 самолетов.

- А завод справится с такими объемами?

- для ВАСО, который строил огромные и куда более сложные Ил-86 и Ил-96, который имеет опыт производства Ан-148, эти объемы вполне подъемны. 

- В завершение хочу коснуться наиболее болезненного вопроса нашего авиапрома – дефицита кадров. Сначала они долгие годы «вымывались», теперь с трудом восстанавливаются. Как с этим обстоит дело у вас?

- Кадры, к сожалению, вымывались везде, и в ОКБ, и на заводах. Эта проблема коснулась всех без исключения. Те мероприятия, которые сегодня предпринимаются в системе высшего образования, как-то должны увеличить потенциал разработчиков. А с точки зрения серийного производства, приток кадров на заводы будет только при том условии, что будет стабильная работа и зарплата на этих предприятиях. Надо быстрее доводить продукцию и принимать решения о начале серийного производства с тем, чтобы насытить предприятие людьми. Мы вот сегодня хлебаем проблем с вопросами качества. А когда люди будут работать над повторяющимися операциями, мы выправим ситуацию. Несерийные машины тяжелее делать. Серийные машины это всегда легче, там все отработано, все накатано, и качество выше.

В 2006 году, мы приступили к оцифровке и модернизации Ил-76, чтобы запустить ее в серийной производство, и на этой базе стали «наращивать мышцы» - растить кадры. Мы брали студентов, младших курсов, старших курсов, и оставляли их у себя. По сути, параллельно было создано второе КБ, которое работало по Ил-76 с точки зрения оцифровки. Первое продолжало сопровождать старые машины и заниматься новыми разработками, такими как Ил-112. Если честно, я был против такого разделения. Молодых нужно подсаживать к старикам с тем, чтобы опыт старшего поколения передавался молодому. Придя в КБ они не начнут проектировать с чистого листа. К счастью, наконец руководство фирмы восприняло мои доводы и в октябре прошлого года мы провели мероприятия по объединению всего КБ  в единый коллектив. На сегодняшний день у нас есть люди, которые могут потянуть все наши программы, и Ил-112, и Ил114, доводку Ил-76, и программу Ил-96-400М. Появляется задание на разработку Ил-276, имеются ресурсы для маневра, будем работать и над этим проектом.


Роман Гусаров

комментарии (3):

n-suyazov      16/04/2019 [16:16:42]#1
Господи, это ж как надо было развалить российский авиапром, что разрабатываемый с конца 90-х маленький самолетик оказался пустой перетяжелённым почти на 3 тонны!!! И что... Гарант не знал, Что творят с авиапромом? Да, бросьте!

GRV Эксперт «Aviation EXplorer»      16/04/2019 [22:09:53]#2
[-] Cкрыть. Ответ на сообщение пользователя n-suyazov от 16.04.2019 16:16
   
Господи, это ж как надо было развалить российский авиапром, что разрабатываемый с конца 90-х маленький самолетик оказался пустой перетяжелённым почти на 3 тонны!!! И что... Гарант не знал, Что творят с авиапромом? Да, бросьте!
Похоже из прочитанного Вы ничего не поняли. Ну и ладно, хоть и жаль (

АП36      16/05/2019 [09:08:17]#3
ВПП ВАСО на ремонте с 04.04.19г., а Таликов 15.04.19г. об этом ещё не знает? Теперь понятно, почему до сих делаются заявления, что ИЛ-112 будет представлен на МАКСе.









Материалы рубрики

Владимир Карнозов
Авианосец «Ламантин» и другие
Владимир Карнозов
Авиация «АРМИИ-2019»
Владимир Карнозов
ММЗ Авангард: «Мы делаем ракеты для С-400!» – Часть 2
Владимир Карнозов
ММЗ Авангард: «Мы делаем ракеты для С-400!»
Дмитрий Зайцев
Lufthansa Technik: мы всегда отвечаем по своим обязательствам
Владимир Карнозов
Неуправляемые авиационные ракеты – 80 лет на службе
Оргкомитет МАКС-2019
МАКС-2019: парад новинок и новаций
Николай Таликов
Ил-112 – долгая дорога в небо



Михаил Вахнеев
Ту-204 для Центра подготовки космонавтов
Aviation EXplorer
"Погоду на Сахалине и Курилах делает море!"
Роман Гусаров
О работе Главного центра ЕС ОрВД
Александр Рубцов
Электронный паспорт самолета SSJ100
Николай Логинов
ЦУП Ютэйр – работа в режиме одного окна
Михаил Вахнеев
Санитарная авиация получает новые вертолеты
Андрей Богинский
Реализовать наработки и довести их до рынка
ТАИС
О национальной системе бронирования
Сирена-Трэвел
Леонардо - комплексное решение для транспортной отрасли
Павел Дьяченко
О послепродажном обслуживании SSJ 100
Михаил Грейдин
Внедрение инновационных технологий в системе воздушных пунктов пропуска
Александр Рубцов
"Мы кратно увеличиваем мощность склада запчастей для Superjet 100"
Олег Бочаров
Что предлагает отечественная промышленность региональной авиации
Владимир Карнозов
Airshow China 2018: первым делом – истребители
Виктор Галенко
Первый в мире самовзлетный планер массой менее 115 кг начал серию испытательных полетов
Михаил Вахнеев
В Шереметьево заработал третий ТЗК
Елена Ткаченко
Хранители литья «крылатых сплавов»
ОАК
Статус программы CR929
Станислав Голубев
Знакомьтесь - Ми-38VeryVIP
Андрей Жарков
Самолет Ту-154М «Ижма» установлен в музее аэропорта «Толмачёво»
Роман Гусаров
Аэрофлот получил пятидесятый Superjet 100
Р.Гусаров,Ю.Кузьмина
Новый авиатренажер Dream Aero в ТРЦ «Vegas»
Aviation Explorer
RUBAE 2018
Юлия Кузьмина
Затянувшееся ожидание Mitsubishi Regional Jet
Михаил Вахнеев
«В гостях у Utair» - 2018
Юлия Кузьмина
Новый учебный центр NW Training
Евгений Матвеев
КВРы «НАКРЫЛИСЬ» КОВРами!?
Владимир Карнозов
Неуправляемая авиационная ракета С-8ОФП
Роман Гусаров
Второй МС-21 присоединился к летным испытаниям
Сергей Кравченко
О самолетах, титане и научно-исследовательском центре
Юлия Кузьмина
Farnborough Airshow 2018
Владимир Карнозов
Дуополия отказала Ирану, придется брать «Суперджет»?

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer