Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Обзоры СМИ Статьи


SSJ торопился к земле


15 мая 2019 года Сергей Машкин, КоммерсантЪ


Как стало известно “Ъ”, SSJ 100 компании «Аэрофлот», сгоревший 5 мая после аварийной посадки в аэропорту Шереметьево, действительно был поражен мощным грозовым разрядом. Молния отключила электрогенераторы машины и помогающую поддерживать нужные параметры полета автоматику, создав таким образом проблемную, но не опасную для экипажа и пассажиров ситуацию на борту. Критической, по версии экспертов, ее могли сделать сами летчики, которые перед самым приземлением опасно разогнали машину, да еще и перевели ее в режим пикирования. Теперь следствию предстоит установить, кто из двух пилотов совершил опасный маневр, приведший к гибели 41 человека.

По данным близкого к расследованию источника “Ъ”, примерно через 15 минут после взлета из Шереметьево в борт SU-1492, направлявшийся в Мурманск, попал грозовой разряд. Причем молния угодила в самый нос самолета, оставив на его поверхности характерную закопченную отметину. На поражение машины электроимпульсом огромной мощности, как говорят эксперты, среагировала грозовая защита SSJ 100 — она отключила генераторы самолета и перевела электроснабжение потребителей на аккумуляторные батареи (режим Emergency Electrical Configuration, EEC).

По словам специалистов, вслед за переходом машины на аварийное электропитание автоматически включился и режим прямого управления полетом Direct Mode — такова специфика работы почти всех современных самолетов. Бортовой компьютер SSJ перестал автоматически корректировать возможные ошибочные действия пилотов и таким образом страховать экипаж, например, от выхода на запредельные углы крена и тангажа, непомерного роста приборной скорости или перегрузок, опасности сваливания.

На борту возникла нештатная, однако вовсе не катастрофическая ситуация. Тем более что порядок действий экипажа в обоих режимах EEC и Direct Mode и даже при их сочетании, как выяснили специалисты, подробно расписан в методических рекомендациях для экипажей и руководстве по летной эксплуатации SSJ 100 (Flight Crew Training Manual и Flight Crew Operations Manual).

В этих документах, например, режим EEC называется аварийным, но не чрезвычайным. При его возникновении производитель не требует от летчиков немедленной посадки, а всего лишь рекомендует им поторопиться.

Самолет с неработающими генераторами, как утверждает производитель, может находиться в воздухе «достаточное время», чтобы экипаж мог спокойно долететь до ближайшего аэродрома, приземлиться там, а в случае необходимости и уйти на второй круг для повторного захода. Режим EEC, как утверждается в нормативных документах, не требует даже подачи сигнала бедствия May Day — пилоты обязаны лишь предупредить диспетчера сигналом срочности Pan Pan, подразумевающим, что опасности для жизни и здоровья людей на борту нет. По этой причине, кстати, борт SU-1492, загоревшийся сразу после приземления, не встретили на полосе пожарные — сигналом для выдвижения аварийных служб к ВПП является именно May Day, которого экипаж не подавал.

Режим Direct Mode, как утверждают специалисты, и вовсе считается почти штатным: летчики могут продолжать в нем полет или совершать посадку, соблюдая лишь некоторые ограничения. Производитель рекомендует им всего лишь исключить резкие маневры, не разгонять машину более 520 км/ч и отключить автомат тяги.

Иначе говоря, обе возникшие проблемы позволяли летчикам посадить машину в аэропорту вылета даже с учетом превышенной из-за полных топливных баков посадочной массы.

Производитель лишь рекомендовал в этой ситуации совершать посадку плавно, с вертикальной скоростью в момент касания не более 1,8 м/с, чтобы исключить поломку стоек шасси.

Пилотам SSJ 100 Денису Евдокимову и Максиму Кузнецову, как следует из данных параметрического самописца самолета, удалось, хотя и со второй попытки, выполнить заход на посадку с соблюдением всех нормативных требований. Экипаж поставил машину на глиссаду и прошел по ней, выдерживая как приборную, так и вертикальную скорости. Однако летчикам пришлось управлять самолетом в ручном режиме, с отключенным автопилотом и автоматом тяги. Возможно, по этой причине расчетную точку приземления в начале ВПП они перелетели. В середине полосы машина еще не коснулась ее колесами, и экипаж, как полагают специалисты, начал энергично «прижимать» к ней SSJ 100. Перед самым приземлением летчики, как показал параметрический самописец, резко увеличили режим работы двигателей и одновременно опустили нос самолета.

Именно этот опасный и неоправданный, по мнению специалистов маневр, и погубил машину и ее пассажиров. SSJ 100 сел с существенно завышенными приборной и вертикальной скоростями, да еще и, как выразился один из экспертов, приземлился «на три точки». Сжавшаяся передняя стойка шасси подбросила машину вверх, обеспечив ей так называемый скоростной или прогрессирующий «козел» — серию еще более мощных отскоков от полосы. Второй удар, по данным экспертов, создал самолету и его пассажирам динамическую перегрузку около 5G, в то время как уже нагрузка 3,75G является предельной для воздушного судна этого типа и может привести к отделению крыльев от фюзеляжа.

Крылья, тем не менее, остались целы, а вот задние стойки шасси, как уже сообщал “Ъ”, продавили топливные баки машины, обеспечив таким образом вытекание керосина и пожар, в котором погиб 41 человек.

По словам одного из опрошенных “Ъ” экспертов, пилоты, возможно, попытались совершить так называемую ускоренную посадку, которую применяли советские военные летчики во время войны в Афганистане. Плавно заходящий на полосу самолет в то время представлял собой легкую мишень для моджахедов, поэтому пилотам приходилось буквально пикировать к земле, выравнивая машину уже перед самым касанием. Однако квалификации, опыта или просто выдержки для совершения «афганского» захода экипажу SSJ 100, видимо, не хватило. Другой фатальной ошибкой летчиков эксперты называют их безуспешные попытки посадить машину уже после возникновения «козла». Все те же нормативные документы по SSJ предписывают летчикам уже после первого отскока прекратить посадку и начинать экстренный взлет.

По мнению близкого к расследованию источника “Ъ”, уже сегодня можно говорить о том, что схема развития критической ситуации на борту SU-1492 реконструирована специалистами. Теперь эксперты и следствие должны установить, кто именно из летчиков совершил опасные действия перед приземлением. С учетом того, что управление SSJ 100 осуществляется не через традиционные штурвалы, а с помощью рукояток-джойстиков (sidestick), которыми пилоты передают команды в бортовой компьютер, на выявление автора ошибочного действия много времени не потребуется.

В «Аэрофлоте» на письменный запрос “Ъ” не ответили, передав на словах, что будут готовы комментировать расследование только после его завершения.




комментарии (0):








Материалы рубрики

Татьяна Пичугина
РИА Новости
Как в России делают суперлегкие детали для самолетов и ракет
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Жуковский грезит о транзите
Алексей Сивашенков
Forbes
Крылатый внедорожник. Какие самолеты придут на смену Ту-134

BFM
Россиян ждет взлет цен на авиабилеты?

Газета.ru
Не взлетели: SSJ-100 как зеркало российской экономики
Эльнар Байназаров
Известия
Стреляная Гиза: взрыв в Египте не повлияет на открытие рейсов
Андрей Меньшенин
Фонтанка
Это им не задавали. Почему пилоты сгоревшего в Шереметьево «Суперджета» могли не справиться с управлением
Николай Протопопов
РИА Новости
Наперегонки с "Раптором": хватит ли России трех полков Су-57



Богдан Степовой, Алексей Козаченко, Алексей Рамм
Известия
Для истребителей Су-57 создают особые военные подразделения
Илья Крамник
Известия
Полтриллиона за господство в воздухе: сколько стоит партия Су-57
Ольга Коленцова
Известия
Союз композитов: мощность двигателей для авиации повышена в два раза
Мария Кокорева
РБК
«Аэрофлот» разошелся с производителем SSJ 100 в цене запчастей и ремонта
Павел Котляр
Газета.ru
«Чертова система»: как Boeing обманул пилотов
Никита Щуренков
КоммерсантЪ
Бургеры duty free
Сергей Титов
КоммерсантЪ
«ЮТэйр» улетела к лету на север
Валентина Гаврикова
РБК
Китайские авиакомпании подадут в суд на Boeing. Чем это грозит
Наталья Пономарева
Интерфакс
Цена драки
Кристина Бочарникова
Интерфакс
Ошибки экипажа
Иван Сафронов
КоммерсантЪ
Президент подал военным "Сухого"
Илья Крамник
Известия
Бульдозером по авиапрому: что будет делать Анатолий Сердюков
Герман Костринский
КоммерсантЪ
SSJ 100 отказали в репутации
Ангелина Мильченко
Газета.ru
Президентский кортеж: Су-57 сопроводили Путина
Анастасия Николаева
Интерфакс
Контракт в силе
Иван Сафронов
КоммерсантЪ
Аудит довел до эмиграции
Сергей Машкин
КоммерсантЪ
SSJ торопился к земле
Наталья Козлова
Российская газета
Цена смерти в полете
Иван Сафронов, Александра Джорджевич
КоммерсантЪ
Выбор настоящих "стратегов"
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Из-под Utair выбивают землю. Компания может выйти из UTG и аэропорта Сургута
Михаил Барабанов
Взгляд
Главный урок катастрофы "Суперджета"
Анастасия Николаева
Интерфакс
За безопасность полетов
Николай Протопопов
РИА Новости
Дело в трубе. Как самолеты и ракеты обретают форму
Т. Латыпов, А. Кузнецов, А. Лучников, А. Андреев
Бизнес
«Они постоят у ворот и уедут»: Александр Гомзин «заперся» в обнимку с «Альтаиром»
А. Волобуев, Р. Крецул, А. Рамм, И. Цырулева
Известия
Неверный код: почему пилот Superjet не подал сигнал бедствия
Сергей Машкин
КоммерсантЪ
Катастрофа в штатном режиме
Игорь Надеждин
Lenta.ru
Огненный след

ТАСС
Компания ILS выходит на рынок космического туризма в США
А. Рамм, Р. Крецул, А. Волобуев, И. Цырулева
Известия
Черная полоса: появилась новая версия катастрофы в Шереметьево
А. Галанина, М. Недюк, П. Панов, А. Григорьев
Известия
Экстренный выход: Минтрансу предложили изменить правила эвакуации
Е. Гайва, Н. Козлова, И. Невинная, Н. Ячменникова
Российская газета
Черные ящики рейса SU1492
Валерия Мишина, Александр Черных, Анастасия Курилова
КоммерсантЪ
Тень траура
Дмитрий Серков, Тимофей Дзядко
РБК
Следствие сочло ошибкой экипажа SSJ включенные двигатели и открытое окно

Газета.ru
Жесткая посадка: пожар в российском авиапроме
С. Машкин, Н. Сергеев, А. Соковнин, О.Рубникович, И. Сафронов
КоммерсантЪ
Разбор посадки
Александр Плеханов
Популярная механика
Детеныш «кукурузника»: почему провалился Ан-3
Александр Александров
КоммерсантЪ
Имущество «дочки» МиГа оценят в апелляционном порядке
Кристина Бочарникова
Интерфакс
Причины трагедии
Дмитрий Федюшко, Роман Азанов
ТАСС
"Ил" расправляет крылья. Каковы его перспективы на мировом рынке авиатехники
Иван Сафронов, Герман Костринский, Алексей Соковнин
КоммерсантЪ
Superjet сгорел при посадке
Сергей Фадеичев
Взгляд
Главные проблемы «Суперджета» вовсе не в качестве
Андрей Меньшенин
Фонтанка
Молниеносный пожар. Как за полчаса полет Суперджета «Аэрофлота» превратился в катастрофу

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer