Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Обзоры СМИ Статьи


Прощание с "Протоном": история самой массовой тяжелой ракеты


22 сентября 2019 года Михаил Котов, Известия


Согласно заявлению генерального директора Центра им. М.В. Хруничева, осталось изготовить всего одиннадцать ракет-носителей «Протон». Четыре производятся на предприятии в настоящее время и еще семь будут изготовлены в 2020–2021 годах. После запуска последних ракет российская космонавтика окончательно перейдет на использование новой ракеты «Ангара», разрабатывающейся с 1995 года. «Известия» вспоминают историю создания и использования уникального советского проекта.

От УР к «Протону»

На самом деле воспринимаемый сейчас как самостоятельная разработка «Протон» был частью большого проекта Опытного конструкторского бюро №52 (ОКБ-52) под руководством Владимира Челомея. В начале шестидесятых годов прошлого века, на самой заре мировой космонавтики, Советскому Союзу требовались ракеты, способные выводить на орбиту большую нагрузку. Военные одновременно с этим требовали баллистическую ракету с возможностью доставки боеголовки мощностью более сотни мегатонн. Над проектами таких ракет, способных удовлетворить как военных, так и гражданскую космонавтику, работали сразу несколько конструкторских бюро, включая КБ Михаила Янгеля и Сергея Королева.

Для решения поставленной задачи ОКБ-52 предложило проект, состоящий из четырех ракет различной грузоподъемности: УР-100 и УР-200 (УР — универсальная ракета) для использования в качестве баллистических ракет, УР-500 для вывода на орбиту космических аппаратов большой массы и УР-700 как возможный вариант носителя для советской лунной миссии. Ракеты были во многом унифицированы между собой, в черновом варианте УР-500 вообще состояла из четырех ракет УР-200, соединенных между собой и третьей ступени, созданной опять-таки из ракеты УР-200. Подобная взаимозаменяемость и унификация должна была облегчить производство и ускорить технологический процесс: создавать одинаковые ступени всегда проще.

КБ Сергея Королева оказалось быстрее, предложив свою разработку Р-9 в качестве баллистической ракеты и Н-1 в качестве перспективного лунного носителя. По Н-1 почти сразу начались работы — строилась стартовая площадка и сборочные цеха. «Лунная гонка» между СССР и США требовала максимально быстрых решений. Авторитет главного конструктора Сергея Королева был непререкаемым, поэтому подвинуть Н-1 у челомеевской УР-700 не было никаких шансов. Но вскоре Королев умер, и, как мы знаем, Н-1 в итоге так и не полетела — все четыре запуска закончились аварией. Схема советской сверхтяжелой ракеты Н-1 оказалась слишком сложной для того времени, а экономия на создании испытательного стенда не позволила своевременно выявить и решить технические проблемы. История не терпит сослагательного наклонения, но если бы главной лунной ракетой была выбрана УР-700, история советской космонавтики могла бы пойти по-другому.

В итоге Челомею удалось отстоять лишь проект УР-500, кардинально изменившийся к тому времени. Ступени было решено располагать последовательно, друг над другом. В качестве второй ступени использовались модифицированные УР-200. Топливной парой для УР-500 была выбрана комбинация несимметричного диметилгидразина и азотного тетроксида — оба элемента были чрезвычайно токсичными, но обладали нужными характеристиками и высокой по тем временам энергетической эффективностью. Об экологии в тот момент не думали, гораздо важнее было создать ракету вовремя.

Проектирование и создание УР-500 велось в практически недостижимые по сегодняшним меркам сроки. Ракета была полностью разработана менее чем за три года силами сразу нескольких НИИ. Химкинское КБ энергетического машиностроения под руководством Глушко предоставило двигатели первой ступени РД-253, воронежское КБ химавтоматики разработало двигатели второй и третьей ступени. Всего же над созданием ракеты работали более десяти ведущих организаций, разбросанных по всему Союзу, а общее число смежников исчислялось сотнями.

В 1964 году началось создание наземной инфраструктуры на Байконуре, а уже 16 июля 1965 года состоялся первый запуск УР-500 со спутником «Протон-1». У ракеты еще не было устоявшегося имени, а в теле- и радиопередачах ее называли по названию выводимой полезной нагрузки. Так за УР-500 закрепилось название «Протон». Тогда же и началась многолетняя история самой популярной советской тяжелой ракеты «Протон», хотя изначально создатели думали о том, чтобы назвать ее «Атлантом» или «Геркулесом».

Космический тяжеловоз

Почти сразу началась разработка и новой модификации ракеты «Протон» — «Протон-К». Изначально предполагалось, что она станет использоваться для вывода космических аппаратов на отлетную траекторию к Луне. И уже с 1967 года начались запуски этой ракеты. Увы, но первые старты показали серьезные проблемы лунной программы советской космонавтики. Из 11 стартов только один — «Зонд-7» был признан полностью успешным, неудачи же разделились пополам между ракетой-носителем и лунным кораблем.

Основные проблемы ракеты удалось исправить, и «Протон-К» сразу стал основной советской ракетой для вывода геостационарных спутников и практически всех межпланетных миссий. С помощью этой ракеты были доставлены на Луну луноходы, стартовали автоматические станции к Марсу и Венере. Успешная советская миссия «Вега», предназначенная для изучения Венеры и кометы Галлея, тоже запускалась при помощи «Протона».

Несмотря на то что «Протон» изначально грузовая ракета, он сильно помог и пилотируемой космонавтике. С его помощью на орбиту были доставлены первые пилотируемые долговременные орбитальные станции серии «Салют». В 1986 году «Протон» вывел первый и последующие модули орбитальной станции «Мир». В 1998–2000 годах «Протон» использовался для вывода на орбиту первого и третьего модулей Международной космической станции «Заря» и «Звезда». Без «Протона» пилотируемой космонавтики в ее нынешнем виде просто бы не было.

Именно с помощью «Протона» в России была создана своя глобальная навигационная спутниковая система ГЛОНАСС. К началу двухтысячных годов с «Протоном» были связаны основные надежды российской коммерческой космонавтики. Казалось, что «Протон» будет царствовать в нише вывода спутников связи безраздельно. Низкая цена, достаточно высокая к тому времени надежность и солидный вес выводимой полезной нагрузки делали его практически внеконкурентным вариантом.

Проблемы с экологией

Но если «Протон» так полезен и нужен, почему началась его замена на «Ангару»? Основных причин тут две — безопасность российской космонавтики и низкая экологичность ракеты. Все площадки для запуска «Протона» находятся на космодроме Байконур в Казахстане, а его диметилгидразиновое топливо стало главным казахским козырем в переговорах с Россией насчет космодрома. В прессе часто появляются ужасные «подробности» о том, как токсичное топливо чуть ли не льется на головы жителям во время очередного старта ракеты.

К реальности это имеет не очень много отношения. Отработавшие корректно ступени падают в степи практически пустыми, после чего их убирает специальная служба. Да, аварии случаются, и тогда действительно происходит заражение местности, но каждый такой случай разбирается отдельно, проводится деактивация, выплачиваются компенсации Казахстану. Тем не менее идея замены «Протона» на «Ангару» и получение независимости в запусках тяжелой ракеты-носителя витает в российской космонавтике уже более четверти века. Процесс перехода оказался значительно более трудным и долгим, чем это представлялось изначально.

Помимо прочего, возросшая аварийность «Протона» в 2010–2015 годах и последующий выход на рынок новых частных конкурентов серьезно пошатнул позиции России на коммерческом рынке запусков. За десять с лишним лет «Протон» практически потерял наработанные годами результаты. Не помогла даже выпущенная в двухтысячных годах новая версия ракеты-носителя «Протон-М». Слишком много разных факторов собралось в одном месте, и под их давлением «Протон» потерял заметную долю коммерческого рынка.

Если же брать в целом за всё время, то статистику запусков «Протона» нельзя назвать совсем плохой. Ракета-носитель имеет более 90% удачных запусков. При этом по части технических параметров «Протон» более удобен и эффективен, чем идущая ему на смену «Ангара», по крайней мере в своей нынешней немодифицированной версии. Однако отсутствие зависимости важнее.

Жизнь после «Протона»

На самом деле последние одиннадцать ракет «Протон» в случае необходимости могут вовсе такими не оказаться. В случае необходимости, если будет дополнительный спрос или «Ангара» не будет успевать вовремя, их производство смогут возобновить и быстро доделать недостающие ракеты. Об этом рассказал Дмитрий Рогозин еще год назад, когда объявил о постепенном переходе с «Протона» на «Ангару».

Может ли «Протон» остаться надолго? Скорее всего, нет, держать два параллельных производства с дублирующими друг друга ракетами для российской космонавтики будет слишком накладно. Поэтому, может, и не по графику, но УР-500 постепенно уйдет на музейные стенды и в воспоминания.

Окончательно перспективы отставки «Протона» станут понятны в декабре 2019 года после очередного испытательного запуска «Ангары», успех которого должен подтвердить характеристики ракеты. В этом случае замена «Протона» станет делом ближайшего времени. Но он навсегда останется одной из самых успешных в мире ракет тяжелого класса. Рабочей лошадкой, более 400 запусков которого сделали очень много как для советской и российской, так и для мировой космонавтики.

Прощай, «Протон»!



комментарии (0):











Материалы рубрики

Александр Гасюк
Российская газета
Приказано выжить

РИА Новости
Заключен контракт на создание самолета для замены Ан-2
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Воспарение легких
Наталья Шатова
Национальная служба новостей (НСН)
Повышение "Победой" цен на 40% пассажиров не испугает
Сергей Титов
КоммерсантЪ-Самара
Беспилотники летят на Восточный
Николай Сергеев
КоммерсантЪ
С инструктора взыскали самолет
Сергей Птичкин
Российская газета
Вертолеты ходят парой
Роман Крецул, Алексей Рамм
Известия
Небесные дела: тяжелые беспилотники приравняют к обычным самолетам



Наталия Анисимова, Мария Кокорева
РБК
Путин поручил компенсировать авиакомпаниям расходы на топливо
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Местная авиация крупнеет на субсидиях
Мария Кокорева
РБК
Россия и Саудовская Аравия направят более $600 млн на авиационный лизинг
Алексей Нечаев
Взгляд
Российские вертолеты лишают советской идеи

ТАСС
Хабаровский аэропорт приступил к переводу рейсов в новый терминал внутренних авиалиний
Алексей Заквасин
RT
«Спрос достаточно большой»: на что способна новейшая российская система обнаружения беспилотников
Антон Лавров
Известия
Перспективная оборона: на что пойдет военный бюджет после 2020 года
Алексей Поплавский
Газета.ru
«Авиакомпании банкротятся»: Зеленский хочет вернуть рейсы в Россию
Владислав Крылов, Ольга Коленцова
Известия
Победивший пустоту: умер космонавт Алексей Леонов
Ирина Лобанова
Московский Комсомолец
Строителям Воронежа задерживают взлет
Роман Азанов, Дмитрий Федюшко
ТАСС
Под единым винтом. Зачем объединяются "Миль" и "Камов"
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Аэропортам разрешают инфраструктурный сбор
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Lufthansa осталась в Домодедово
Влада Шипилова
КоммерсантЪ - Уфа
ТЭК и надо
Анастасия Николаева
Интерфакс
Сроки не определены
Владислав Трифонов
КоммерсантЪ
Борцы с коррупцией "Энергии" раскаялись на МКС
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Договор дороже неба
Кристина Сизова
Газета.ru
Новый покупатель: Мьянму заинтересовали Су-57
Марат Кузаев
ТАСС
Почему вертолеты не стали общедоступным транспортом? И станут ли им аэротакси?
Алексей Коваленок, Анна Иванова
РБК
В профсоюзе прокомментировали перенос производства Су-34 из Новосибирска
Герман Костринский, Елизавета Макарова
КоммерсантЪ
Аэропорты подняли шум из-за границы
Алексей Рамм, Богдан Степовой
Известия
В стае с дронами: самолёты и БПЛА вместе проследят за субмаринами
Ольга Агеева, Мария Кокорева, Иван Ткачёв
РБК
Авиакомпанию iFly заподозрили в уклонении от таможенных платежей
Татьяна Гришина, Герман Костринский
КоммерсантЪ
Страховщики отделяют винты от крыльев
Мария Шевченко
ТАСС
Небесная неотложка. Как в Кировской области возродили санавиацию и как она работает
Александр Волобуев
Известия
Бюджет платит дважды: авиакомпании просят у государства 30 миллиардов
Ксения Чемоданова
Газета.ru
Трамп не сдается без Boeing: США пополнят бюджет за счет Airbus
Ольга Самофалова
Взгляд
МС-21 вредят на этапе испытаний
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Компенсации повисли в воздухе
Алексей Забродин, Татьяна Байкова
Известия
Тбилиссимо: Грузия ждёт возобновления авиасообщения с РФ в скором времени
Михаил Калмацкий, Александр Волобуев
Известия
Перелетные тонны: госконтроль за качеством авиатоплива усилят

ТАСС
Нулевой НДС на авиаперелеты в России повысит рентабельность, но не снизит цены
Вячеслав Гордеев
Московский Комсомолец
Глава ШПЛС осудил анонимную забастовку бортпроводников: раздрай в профсоюзах «Аэрофлота» ​
Дмитрий Хазанов
ТАСС
Ил-2: как "летающий танк" стал самым массовым военным самолетом
Алексей Рамм, Богдан Степовой
Известия
Дрон — в строй: "Орлан-30" найдет цели для артиллерии
Алексей Рамм, Алексей Козаченко, Богдан Степовой
Известия
"Прометеи" просят огня: системы С-500 испытали в Сирии
Герман Костринский
КоммерсантЪ
"Ростех" рисует авиалинии
Наталья Башлыкова, Александр Волобуев
Известия
Летать не вредно: на исследование авиапромышленности потратят 117 млн
Максим Бут
Экономика сегодня
Индия переняла успешную тактику Турции в противостоянии США по российским С-400
Юлия Тишина
КоммерсантЪ
"Эфир" испарился из нацпрограммы
Роман Барский
Наука и техника
Хакеры и Airbus. Секреты самого мощного в мире ТВД
Владимир Добрынин
Известия
Принудительная посадка: европейцев хотят отучить от пассажирской авиации

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer