Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Обзоры СМИ Статьи


Пока, Наньюань! Cтарейший аэропорт Китая закрылся после 109 лет службы


27 сентября 2019 года Роман Баландин, ТАСС


Раньше здесь были императорские угодья. Потом первая воздушная гавань в стране. Что ждет Наньюань дальше? Самый старый аэропорт Китая и Пекина — Наньюань — в среду прекратил свою работу после 109 лет службы. C 26 сентября все рейсы этой воздушной гавани теперь будет обслуживать новый аэропорт — Дасин. Корреспондент ТАСС сходил в опустевший Наньюань, изучил его историю, поговорил с местными и разузнал, что здесь может появиться после закрытия воздушной гавани.

В последний день работы аэропорта, 25 сентября, его основной оператор — авиакомпания China United Airlines установила перед зданием терминала специальный стенд, который представлял собой шестиметровый посадочный талон. В графе "точка вылета" значился Наньюань, а в пункте прибытия — Дасин. В качестве времени посадки на этот "рейс" было указано 30 сентября — именно в этот день первоначально планировали открыть Дасин. Однако планам суждено меняться: на табло на пять дней раньше срока загорелась надпись "до перебазирования осталось 0 дней".

Выходившие из терминала в среду пассажиры фотографировались на фоне этого табло на память. Многие из них даже удивились, что станут одними из последних путешественников, воспользовавшихся услугами этой воздушной гавани. Еще часть удивилась при мысли, что они прибыли в Пекин в командировку или погостить через один аэропорт, однако вылетать обратно им придется уже через другой.

Уже на следующий день, 26 сентября, Наньюань выглядел абсолютно заброшенным. Входы и выходы в терминале закрыты, за стеклами тьма и беспорядок, на когда-то переполненной парковке лишь несколько пыльных автомобилей, мусор и брошенные тележки для багажа. На отгороженном двумя заборами летном поле пустота, только автобусы, трапы, заправщики и другие автомобили технических служб стоят по углам — без самолетов на этом огромном бетонном пространстве они смотрятся как-то сиротливо. Пейзаж из индустриального зомби-апокалипсиса. Складывается ощущение, что аэропорт покинули не вчера, а уже пару лет назад. Самая старая воздушная гавань Пекина вдруг оказалась никому не нужна. Ее покинули будто в спешке.

Те, кому доводилось улетать из Наньюаня или прилетать в него, ругали этот аэропорт: неудобная дорога, маленькая парковка, тесный и уже сильно устаревший за 30 лет терминал. Однако все же он предан забвению незаслуженно. Его жизнь тесно переплетается с историей страны — империей Цин, затем с Китайской Республикой, гражданской и Второй мировой войной, а также с возникшим после полувековой неопределенности новым государством — Китайской Народной Республикой.

Императорские угодья

В древние времена место расположения аэропорта к югу от Пекина называлось Наньхайцзы, что можно перевести с китайского как "южное озеро". Протекающая здесь река Юндинхэ, а также многочисленные озера и болота, расположенные в густом лесу и зарослях, привлекали сюда множество диких животных, поэтому во времена династий Юань, Мин и Цин эти места были охотничьими угодьями для императорского двора. Именно за это они и получили название Наньюань — "южные угодья".

Во времена последней династии Цин в угодьях были построены казармы, после чего эти места также стали использоваться для расквартирования гарнизона столицы. В 1904 году для членов императорского двора в Наньюане было устроено небольшое авиашоу — пилоты на двух французских самолетах продемонстрировали вельможам возможности современной техники. Двор был впечатлен — уже в 1910 году в Наньюане были построены взлетно-посадочная полоса и аэродром, которые стали первыми подобными сооружениями в Китае.

Летное училище

В 1911 году в стране произошла Синьхайская революция, в результате которой Цинская империя перестала существовать. Правительство молодой Китайской Республики ставило одной из своих целей усиление вооруженных сил, по этой причине были образованы первые военно-воздушные части. В 1913 году в Наньюань прибыли первые самолеты и летчики, после чего училище начало работу, а этот аэродром стал первой воздушной гаванью Китая.

В 1920 году в Наньюане действовали регулярные рейсы в Шанхай, Гуанчжоу, Чэнду, Харбин, Чжанцзякоу и Улан-Батор. Однако в этом виде летное училище и аэропорт просуществовали только 15 лет. В 1928 году из-за продолжающейся гражданской войны училище было закрыто, выпустив в общей сложности 167 летчиков.

В Японо-китайскую войну (1937–1945) Пекин был захвачен войсками императорской Японии. В это время аэродром Наньюань активно использовался японской военной авиацией, был значительно расширен и модернизирован. После окончания Второй мировой войны власти Китайской Республики начали использовать Наньюань в качестве правительственного аэродрома — там находились самолеты высшего руководства страны, в том числе Чан Кайши.

В 1948 году Народно-освободительная армия Китая (НОАК) вошла в Наньюань и окружила Пекин, а в 1949 году здесь начали базироваться первые части военно-воздушных сил нового Китая. В день образования КНР — 1 октября 1949 года — именно из аэропорта Наньюань в небо поднялись 17 истребителей, которые спустя несколько минут пролетели над ликующей толпой на площади Тяньаньмэнь. С тех пор аэродром использовался ВВС НОАК, а на его территории было открыто Высшее летное училище.

Все это время его использовала правительственная авиация для первых лиц государства и партии. Именно в Наньюань прибыл в 1971 году для нормализации китайско-американских отношений госсекретарь США Генри Киссинджер.

"Старожил" пекинского авиаузла

В 1986 году Наньюань вновь был открыт для гражданской авиации, а его оператором стала принадлежащая на тот момент Министерству обороны КНР авиакомпания China United Airlines. При этом ВВС НОАК и правительственная авиация все это время продолжали использовать эту воздушную гавань.

В 2018 году Наньюань обслужил более 6,5 млн пассажиров и 44,5 тыс. рейсов. До закрытия аэропорта регулярные рейсы осуществлялись в 70 городов Китая.

25 сентября, в свой последний день работы, Наньюань обслужил 75 входящих и исходящих рейсов. Через терминал в эту среду прошли 11,5 тыс. пассажиров, многие из них даже не думали, что станут одними из последних в его истории.

Скорое забвение

В четверг аэропорт уже выглядел абсолютно заброшенным. Въезд на парковку закрыт, да и на самой площадке пустынно и разве что катящегося перекати-поле не хватает. Единственное, что привлекает внимание, — несколько девушек в форме China United Airlines за столиком в тени.

"Вы пассажир? Какой у вас рейс? Аэропорт с 26-го числа полностью прекратил работу. Все рейсы теперь обслуживает Дасин. Вам нужен бесплатный трансфер?" — бойко встречают они меня серией вопросов.

По их словам, авиакомпания организовала бесплатные автобусы до нового аэропорта Дасин специально для тех пассажиров, которые не знают о том, что Наньюань прекратил свою работу. На вопрос о том, много ли таких путешественников, они ответить не успевают: к парковке подъезжает такси, из которого выходит мужчина — он успел расплатиться с водителем и достать чемодан, а теперь нерешительно замер, оценивая ситуацию.

Бойкая серия вопросов теперь адресована ему — незадачливый пассажир молча достает шэньфэньчжэн (удостоверение личности — прим. ТАСС) и распечатанный электронный билет. Его растерянность прерывает одна из девушек:

— Не отпускайте такси, до нового аэропорта отсюда ехать 40 минут, если без пробок!
— Что? Какие 40 минут? Мне до рейса меньше часа осталось!

Мужчина выхватывает свои документы, бросает чемодан обратно в багажник и уезжает. "Многие не смотрят новости. Несколько таких с утра уже было. Тем, у кого больше времени в запасе, мы предлагаем трансфер, но вот он на автобусе точно бы не успел", — поясняет одна из сотрудниц авиакомпании.

По ее словам, первоначально планировалось, что Наньюань продолжит работу до конца сентября, но затем планы изменились. На вопрос о том, почему на закрытой парковке еще стоят несколько пыльных автомобилей, она говорит, что они, вероятно, принадлежат пассажирам, которые вылетали отсюда и планировали уехать на них после возвращения.

Мнимое затишье

У входа в терминал гуляют местные жители — некоторые из них живут неподалеку, кто-то здесь раньше работал и приехал всем семейством, чтобы сфотографироваться на память. У главного входа раньше теснились таксисты, теперь здесь пустота, мусор и брошенные тележки для багажа.

Немного в стороне возвышается диспетчерская башня — двери заперты, прямо у главного входа с надписью "парковка запрещена" стоят несколько велосипедов и мопедов. Окна наверху открыты, однако людей не видно.

Создается впечатление, что аэропорт заброшен. Однако оно обманчиво. За диспетчерской башней открывается шлагбаум, и с летного поля выезжает черная легковушка с белыми регистрационными номерами — такие в Китае выдаются военным. Пытаюсь пройти чуть дальше к группе зданий с автомобилями, но мою недолгую прогулку по окрестностям прерывает неизвестно откуда взявшийся полицейский:

— Здравствуйте, кто вы и что здесь делаете?
— Журналист, готовлю репортаж о Наньюане.
— Эта территория находится в ведении вооруженных сил. Вам нельзя здесь находиться.
— Так ведь аэропорт уже закрыт?
— Аэропорт закрыт, но эта территория по-прежнему обладает особым статусом.
— Скажите, гражданские рейсы уже не летают, а военные по-прежнему здесь?
— Половина уже улетела. Остальные — не знаю, это решат власти. Пожалуйста, уходите, это особый объект.

По дороге обратно к гражданскому терминалу встречаю двух пенсионеров. Они разглядывают опустевший терминал через запертые стеклянные двери. Увидев меня, старик оборачивается, произносит "Цзайцзянь Наньюань" ("Пока, Наньюань") и улыбается. Мужчину зовут Дэн Цзоминь, ему шестьдесят, и он коренной пекинец.

— Это очень старый аэропорт, столько лет прожили здесь неподалеку, теперь вот услышали, что он закрылся, и заехали попрощаться, пока его не снесли.
— А что, его скоро снесут?
— Скорее всего. Кому он теперь нужен? Однако не думаю, что снесут весь. Военные по-прежнему здесь, да и тут есть очень старые здания, из которых музей надо делать.
— Что за здания?
— Это же бывшие императорские охотничьи угодья, потом здесь был военный лагерь. Там в округе несколько старых, полуразвалившихся построек времен династии Цин, а может, даже династии Мин!
— Можете показать где именно?
— Тебя туда не пустят. Ты же лаовай (с китайского — иностранец). Говорю же, военные еще остались. Тут много интересного, есть даже ангары для самолетов — их еще японцы строили во время оккупации. Какие-то склады подземные, много чего.
— Это интересно. Расстроились, что аэропорт теперь закрыт?

Собеседник рассмеялся и, оглянувшись на отошедшую супругу, тихо выругался.

— Да пропади он пропадом! От него шуму столько было, загрязнение от этих самолетов, глаза ночью не сомкнешь, а теперь тишина.

В подтверждение своих слов он, будто смакуя, сплюнул на ступени главного входа.

Однако с его точкой зрения согласны не все.

"Аэропорт немного мешал, конечно, но у моей семьи с ним столько связано", — рассказывает 29-летняя Сяо Мии. Она всю жизнь прожила возле Наньюаня, а ее родители помнят еще те времена, когда он был аэродромом ВВС НОАК.

"Еще пару дней назад здесь все кипело, а теперь даже как-то грустно. Думаю, он просто отстал от жизни и не успел за развитием города", — поделилась она. "Что здесь будет теперь — непонятно. Я видела план развития района, где на месте Наньюаня создан парк, но это же всего лишь план, его могут и изменить", — добавила она.

Что станет с аэропортом, пока точно неизвестно. В официальных источниках говорится только о том, что он перестанет принимать рейсы гражданской авиации. В то же время о том, прекратят ли использовать Наньюань военные и правительственная авиация, информации нет. Часть его территории по-прежнему хорошо охраняется, а у одного из отгороженных ангаров одиноко стоит Ту-154.

Табличка на заборе гласит: "Военная зона: не останавливаться и не фотографировать". Надолго ли здесь останутся военные — неизвестно.

Власти Пекина уже заявили, что часть старейшего аэропорта будет реконструирована, а на его территории будет разбит большой ландшафтный парк. По планам правительства города, аэропорт, который 109 лет "держал руку на пульсе страны", теперь станет "зелеными легкими" столицы. Вырубить леса, сделать поле, закатать его в асфальт и бетон и построить аэропорт, а затем спустя век снести все и вернуть деревья, озера и пруды — есть в этой реинкарнации что-то по-китайски философское.



комментарии (0):











Материалы рубрики

Роман Азанов
ТАСС
Нарушая законы аэродинамики. Какие новые моторы создаются на "ОДК-Климов"

BBC
Самый долгий беспосадочный полет в истории гражданской авиации. Почему он важен
Александра Мерцалова
КоммерсантЪ
Отпуск без проблем
Эльнар Байназаров
Известия
Красные перспективы: Россия и Египет готовятся к возобновлению полетов
Дмитрий Шестоперов, Герман Костринский
КоммерсантЪ
Аудиорекламу снимают с рейса

ТАСС
Романтик с оригинальными идеями. Соратники вспоминают создателя Су-27 в день его юбилея
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Региональный самолет сажают на бюджет
Евгений Гайва, Наталия Ячменникова
Российская газета
Полеты налегке и наяву



Виктор Литовкин
ТАСС
Создатель Су-27 Михаил Симонов: авиаконструктор, опережавший время
Александр Гасюк
Российская газета
Приказано выжить

РИА Новости
Заключен контракт на создание самолета для замены Ан-2
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Воспарение легких
Наталья Шатова
Национальная служба новостей (НСН)
Повышение "Победой" цен на 40% пассажиров не испугает
Сергей Титов
КоммерсантЪ-Самара
Беспилотники летят на Восточный
Николай Сергеев
КоммерсантЪ
С инструктора взыскали самолет
Сергей Птичкин
Российская газета
Вертолеты ходят парой
Роман Крецул, Алексей Рамм
Известия
Небесные дела: тяжелые беспилотники приравняют к обычным самолетам
Наталия Анисимова, Мария Кокорева
РБК
Путин поручил компенсировать авиакомпаниям расходы на топливо
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Местная авиация крупнеет на субсидиях
Мария Кокорева
РБК
Россия и Саудовская Аравия направят более $600 млн на авиационный лизинг
Алексей Нечаев
Взгляд
Российские вертолеты лишают советской идеи

ТАСС
Хабаровский аэропорт приступил к переводу рейсов в новый терминал внутренних авиалиний
Алексей Заквасин
RT
«Спрос достаточно большой»: на что способна новейшая российская система обнаружения беспилотников
Антон Лавров
Известия
Перспективная оборона: на что пойдет военный бюджет после 2020 года
Алексей Поплавский
Газета.ru
«Авиакомпании банкротятся»: Зеленский хочет вернуть рейсы в Россию
Владислав Крылов, Ольга Коленцова
Известия
Победивший пустоту: умер космонавт Алексей Леонов
Ирина Лобанова
Московский Комсомолец
Строителям Воронежа задерживают взлет
Роман Азанов, Дмитрий Федюшко
ТАСС
Под единым винтом. Зачем объединяются "Миль" и "Камов"
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Аэропортам разрешают инфраструктурный сбор
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Lufthansa осталась в Домодедово
Влада Шипилова
КоммерсантЪ - Уфа
ТЭК и надо
Анастасия Николаева
Интерфакс
Сроки не определены
Владислав Трифонов
КоммерсантЪ
Борцы с коррупцией "Энергии" раскаялись на МКС
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Договор дороже неба
Кристина Сизова
Газета.ru
Новый покупатель: Мьянму заинтересовали Су-57
Марат Кузаев
ТАСС
Почему вертолеты не стали общедоступным транспортом? И станут ли им аэротакси?
Алексей Коваленок, Анна Иванова
РБК
В профсоюзе прокомментировали перенос производства Су-34 из Новосибирска
Герман Костринский, Елизавета Макарова
КоммерсантЪ
Аэропорты подняли шум из-за границы
Алексей Рамм, Богдан Степовой
Известия
В стае с дронами: самолёты и БПЛА вместе проследят за субмаринами
Ольга Агеева, Мария Кокорева, Иван Ткачёв
РБК
Авиакомпанию iFly заподозрили в уклонении от таможенных платежей
Татьяна Гришина, Герман Костринский
КоммерсантЪ
Страховщики отделяют винты от крыльев
Мария Шевченко
ТАСС
Небесная неотложка. Как в Кировской области возродили санавиацию и как она работает
Александр Волобуев
Известия
Бюджет платит дважды: авиакомпании просят у государства 30 миллиардов
Ксения Чемоданова
Газета.ru
Трамп не сдается без Boeing: США пополнят бюджет за счет Airbus
Ольга Самофалова
Взгляд
МС-21 вредят на этапе испытаний
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Компенсации повисли в воздухе
Алексей Забродин, Татьяна Байкова
Известия
Тбилиссимо: Грузия ждёт возобновления авиасообщения с РФ в скором времени
Михаил Калмацкий, Александр Волобуев
Известия
Перелетные тонны: госконтроль за качеством авиатоплива усилят

ТАСС
Нулевой НДС на авиаперелеты в России повысит рентабельность, но не снизит цены
Вячеслав Гордеев
Московский Комсомолец
Глава ШПЛС осудил анонимную забастовку бортпроводников: раздрай в профсоюзах «Аэрофлота» ​

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer