Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное





Главная Обзоры СМИ Статьи


Здесь самолеты учат летать: как испытывают новейшую российскую технику


4 октября 2020 года Алексей Рамм, Известия


Рано утром наш транспортный Ан-72 приземляется на аэродроме в Ахтубинске. Именно здесь находится «сердце» одной из наиболее уникальных и в то же время закрытых авиационных баз России — 929-го Государственного летно-исследовательского центра (ГЛИЦ), которому в этом году исполняется 100 лет. Пока «Ан» рулит на место стоянки, в иллюминаторы можно увидеть самые современные российские боевые машины — Су-35, Су-30СМ, Су-25СМ3 и многие другие.

Не успели выйти из самолета, как нас под плотную опеку берут специалисты по информационной безопасности. Проверяются все фото- и видеоматериалы и даже снимки, сделанные на личные смартфоны. И это не лишняя и глупая перестраховка. ГЛИЦ называют «школой российской военной авиации» или «местом, где самолеты учат летать». На базе центра проходят испытания новейшие образцы авиатехники и вооружения. Многие из них находятся под грифом «совершенно секретно». И, как говорят специалисты, даже размещение некоторых объектов на территории центра очень важная и лакомая информация для «вероятных друзей» России.

Что такое 929-й ГЛИЦ? Многие слышали про Летно-исследовательский центр имени Громова, который находится в подмосковном Жуковском. Именно на его базе раз в два года проходит московский авиационный космический салон. На базе ЛИИ также проводятся испытания различных летательных аппаратов: боевых, транспортных, пассажирских самолетов и вертолетов и даже беспилотников. Так для чего нужен ГЛИЦ?

— На базе нашего центра проводятся государственные испытания боевой авиационной техники, а также авиационных средств поражения, — рассказывает «Известиям» один из специалистов 929-го ГЛИЦ. — Сначала авиастроительные фирмы доводят свою технику до параметров, заданных в государственных контрактах. Самостоятельно проводят летные испытания на своих аэродромах, а потом на без ЛИИ. Затем передают свои изделия на испытания в ГЛИЦ. И только когда наши специалисты дадут добро, они могут быть приняты на вооружение и начнется серийное производство.

История испытателей

Сто лет назад на Ходынке в Москве был создан Научно-опытный аэродром Рабоче-крестьянского Военно-воздушного флота. Спустя несколько лет он был преобразован в Научно-испытательный институт. На его базе прошли испытания всех советских боевых самолетов тех лет: И-5, И-16, И-15, ТБ-1, ТБ-3 и так далее.

В годы войны сотрудники института работали не только над советскими машинами. Через НИИ проходили и немецкие самолеты, захваченные в боях. В 1944 году в связи с возросшей нагрузкой полномочия института были расширены и на его базе сформировали Государственный научно-испытательный институт ВВС Красной армии. В этом же году за достижения организация была награждена орденом Боевого Красного Знамени.

После войны главной задачей ГНИИ стали работы над реактивной авиационной техникой. В 1949 году организация переезжает из быстрорастущей Москвы в Астраханскую область. По мере развития военной авиации в СССР формируется еще несколько авиационных центров, занимающихся в том числе и испытанием авиационного оружия, парашютов, средств воздухоплавания и прочего. Но в 1960 году все они были объединены в рамках Государственного краснознаменного научно-испытательного института ВВС. Штаб и управление новой организации разместили в Ахтубинске (бывший поселок Владимировка).

Структура и задачи института год от года увеличивались. Появились новые направления деятельности. В частности, на базе организации проводились работы по палубным истребителям, штурмовикам, а также вспомогательным самолетам и вертолетам. И в 1989 году на базе института был сформирован 929-й Государственный лётно-испытательный центр Министерства обороны СССР.

Сильным ударом по нему стал распад Советского Союза. Многие уникальные испытательные площадки, в том числе в Крыму и Казахстане, были потеряны. Центр несколько раз даже хотели расформировать. Но в конце 1990-х годов российская авиапромышленность вышла на международный рынок, заключив несколько дорогостоящих и объемных контрактов, в том числе и с Индией, на поставку сверхманевренных Су-30. И тогда стало понятно, что без уникального центра не обойтись. В начале 2000-х годов специалисты 929-го ГЛИЦ уже переключились на работы для Военно-воздушных сил России.

На предел

Самолеты, вертолеты, беспилотники подвергаются в 929-м ГЛИЦ тяжелейшим и жесточайшим испытаниям. Проверяется всё — от возможностей планера, узлов и механизмов до готовности боевого арсенала изделия. Тестирования идут в разных климатических зонах. Поэтому помимо самого Ахтубинска, где находится штаб ГЛИЦ, исследовательские базы центра разбросаны по всей России. Есть филиалы в Москве, в Поволжье и даже в Крыму и на Дальнем Востоке. Специальные испытательные площадки развернуты в Казахстане, на Черном море и на Кавказе. В составе центра даже есть объекты, где испытывают воздухоплавательную технику, — это аэростаты и воздушные шары, а также парашюты и средства спасения.

Специалисты центра изучают летательные аппараты на всех режимах полета. Смотрят, как поведет себя машина в критической ситуации воздушного боя. К примеру, в момент, когда надо выполнять маневры с максимальными перегрузками. Или когда нужно уйти от противника, спикировав с огромной скоростью практически к самой земле. Проверяют, сможет ли машина совершить длительный беспосадочный перелет с полным боекомплектом на борту. Ведь в реальном бою в любой ситуации авиатехника не может подвести своих пилотов и членов экипажа. Все системы должны отработать штатно и не выйти из строя в самый неподходящий момент.

Выявленные специалистами и летчиками-испытателями ГЛИЦ недостатки должны оперативно устраняться авиастроительным предприятием и конструкторским бюро — или как их называют в летном центре — «фирмами». Поэтому практически все основные «фирмы», разрабатывающие самолеты, вертолеты, беспилотники, ракеты и бомбы, имеют в ГЛИЦ свои филиалы. К примеру, Конструкторское бюро им. П.О. Сухого развернуло в центре целую промышленную площадку. Мы проезжаем мимо красивого современного ангара с надписью «Сухой». Внутри него специалисты «фирмы» обслуживают и готовят к полетам новейшие российские истребители пятого поколения Су-57.

Лучшие из лучших

По словам командования ГЛИЦ, в их центре ежегодно проводится более 220 самостоятельных испытаний с выполнением не менее 1,6 тыс. полетов в год.

— В среднем, чтобы довести летательный аппарат до принятия на вооружение, приходится налетать не менее тысячи часов, — рассказывает «Известиям» один из летчиков-испытателей 929-го ГЛИЦ.

Испытательные полеты бывают разные. Самые сложные относятся к так называемой первой категории. Это первые воздушные испытания авиационных средств поражения — ракет, бомб, управляемых снарядов, когда новейшее изделие прошло проверку только на земле и непонятно, как оно поведет себя в воздухе. Также к «первой категории» относятся полеты на критических режимах: с максимальной перегрузкой, на предельной или минимальной высоте и скорости. Такие вылеты требуют не только высоких навыков пилотирования, но и предельной концентрации внимания, а также отличной физической формы.

Но если в критической ситуации обычный строевой пилот может катапультироваться, то летчики-испытатели центра знают, что летательный аппарат с неисправностью надо вернуть на землю. Поэтому пилоты ГЛИЦ делают для этого всё возможное.

— Если самолет разобьется, то конструкторы и инженеры не смогут понять, что стало причиной аварии, — поясняет летчик-испытатель центра. — Также будут потеряны уникальные данные. А это может отбросить работы по машине на несколько лет. Поэтому нужно вытянуть и вернуть на аэродром.

В ГЛИЦ прошли испытания все новейшие типы самолетов, вертолетов и авиационных комплексов, которые сегодня составляют гордость Воздушно-космических сил России.

— За последние годы через центр прошло много машин, — рассказывает «Известиям» начальник 929-го ГЛИЦ генерал-майор Радик Бариев. — Но лично мне больше всего запомнился Су-30. Это был первый серийный сверхманевренный самолет. Ну а моя самая любимая машина — это Су-57. Я смело могу сказать, это лучший самолет в мире. Сейчас для него уже готовы новые двигатели, есть и новейшее вооружение. И мы ведем работы, связанные с его незаметностью.

Спустя несколько минут Радик Бариев подтверждает нам свои слова, подняв в воздух Су-57. Тот в руках главы ГЛИЦ творит чудеса. Самолет выполняет немыслимые кульбиты: зависает над землей, совершает крутые подъемы и перевороты. Не уступают своему командиру и остальные летчики-испытатели центра. Авиагруппа из Су-30СМ, Су-35 и Су-34 показывает фигуры высшего пилотажа и совершает энергичные маневры.

В центре круга

Недалеко от летного поля аэродрома в Ахтубинске находится неприметное двухэтажное здание. Перед его входом стоит столб, таблички на котором указывают направление и расстояние до всех военных аэродромов России. А также небольшая статуя Икара. Она напоминает о том, на сколько опасна работа летчиков, а в особенности летчиков-испытателей.

На двери здания неброская вывеска — Центр подготовки летчиков-испытателей. Кратко — ЦПЛИ. Именно тут готовят элиту российских Воздушно-космических сил. После двух лет обучения выпускники центра будут учить самолеты летать.

— Летчики приходят к нам из войск, — рассказывает «Известиям» один из преподавателей ЦПЛИ. — Главное для центра, чтобы кандидаты были добровольцами, — сами изъявили желание учиться у нас. Мы проверяем у кандидатов знание аэродинамики, тестируем их «влетаность» — на сколько они умеют управлять ранее изученными летательными аппаратами. Потом кандидатов ждет внезапная проверка. Сначала они выполняют полет на самолете, который уже хорошо знают. А потом мы сразу пересаживаем их на незнакомую машину и смотрим, как кандидаты справятся.

Как признаются специалисты ЦПЛИ, отбор в центр очень суровый. Бывали года, когда не было ни одного поступившего. Есть и возрастной ценз. Летчик-кандидат должен быть не старше 35 лет и получить квалификацию летчика 1-го или 2-го класса. По словам преподавателей центра, оптимальный возраст для кандидата — это 30 лет.

Обучение в ЦПЛИ длится два года. Там кандидатов ждут как теоретические предметы, так и полеты на тренажерах и реальных машинах. Будущим летчикам-испытателям надо освоить сразу несколько типов воздушных судов — это могут быть истребители, бомбардировщики, штурмовики и даже транспортные самолеты и вертолеты. Обучаемые пишут курсовые работы, а в конце обучения — дипломную.

— Есть неофициальная традиция ЦПЛИ — дарить выпускникам кожаные куртки и штаны, — рассказывает «Известиям» инструктор центра. — Корнями она идет в 30-е годы прошлого века. Такие предметы одежды защищают пилотов от осадков, а главное — от огня.

Внутри центр не напоминает учебное заведение. Скорее его можно назвать офисом. Небольшие удобные комнаты, тренажерные классы, есть даже маленькая кухонька и спортивный зал. Видно, что всё сделано с любовью. В отдельном помещении галерея самых прославленных и заслуженных летчиков-испытателей — выпускников ЦПЛИ. Среди них Герои России: Сергей Богдан — главный летчик-испытатель КБ Сухого, он первым поднял в воздух Т-50 10 лет назад, сам начальник ГЛИЦ — генерал-майор Радик Бариев, Олег Мутовин, который испытывал корабельные МиГи, а теперь ведет работы по пассажирскому МС-21.

929-й Государственный испытательный центр — это уникальная и во многом не имеющая аналогов в мире испытательная площадка. И в ее юбилей остается пожелать, чтобы работы в ГЛИЦ ни на секунду не останавливались.




комментарии (0):









Материалы рубрики

Мария Кокорева, Тимофей Дзядко, Павел Казарновский
РБК
Банк "Траст" выставил на торги долги авиакомпании Utair на 15 млрд рублей

РБК
Эксперты оценили потребности авиакомпаний в господдержке из-за пандемии
Роман Крецул, Алексей Рамм
Известия
Не одним Махом: российская ПВО научилась сбивать гиперзвуковые ракеты
Юлия Острогожская
ТАСС
Что доказал Амет-Хан Султан. О летчике, прошедшем войну и погибшем в мирное время
Иван Корякин, Яна Пашаева
Коммерсантъ FM
На пассажиров надевают маски
Мария Кокорева
РБК
Авиакомпании попросили у Мишустина ₽50 млрд субсидий из-за коронавируса
Юрий Гаврилов
Российская газета
Рой вокруг "Ратника"
Сергей Птичкин
Российская газета
Дождь с доставкой на дом



Александра Мерцалова
КоммерсантЪ
Туристы оказались внутренне не готовы
Юрий Сюн
КоммерсантЪ
И слышен нам не рокот водовода
Иван Буранов
КоммерсантЪ
"Аэроэкспресс" заплатит за проезд
Юрий Сенаторов
КоммерсантЪ
Деньги просочились сквозь аэродромные плиты
Сергей Птичкин
Российская газета
Приказ придет с неба
Александр Тимохин
Взгляд
Как сорвалась попытка добавить Су-34 уникальные "морские" возможности
Елена Ганжур
Forbes
Битва за Кубу: как авиаперевозчики поделят квоту на вывоз туристов на Остров свободы
Егор Авдеев
N+1
Углеволокно нас связало
Сергей Колтович
Forbes
Авиационная история успеха: как с помощью лоукостеров Исландия превратилась в мощный туристический бренд
Михаил Котов
Известия
Сторонники разбоя: США подвергают ревизии принципы космического права
Антон Лавров, Роман Крецул
Известия
Включили аэромобильник: части ВДВ усилили вертолетами

TACC
СК возбудил дела о хищениях при строительстве и конструировании вертолета Ка-62
Герман Костринский
Известия
Шумовое предупреждение: жители вблизи аэропортов могут не получить компенсаций
Герман Костринский
Известия
Дали крылья: Россия возобновляет полеты в Японию, Сербию и на Кубу
Анатолий Костырев, Ольга Никитина
КоммерсантЪ
Авиаторы поскребли по амбарам
Алексей Леонков
ТАСС
Насколько для С-400 страшен рой дронов?
Антон Лавров, Роман Крецул
Известия
В бой летят старики: может ли "кукурузник" стать дроном-камикадзе
Мария Кокорева
РБК
Авиакомпания "Россия" начала закупать первые Superjet под новые маршруты
Виктор Тунёв
Forbes
Прибыль для государства, убытки для акционеров: что не так с SPO "Аэрофлота"
Ольга Божьева
Московский Комсомолец
Сравнение двух катастроф "Суперджета" дало поразительные выводы
Михаил Кувырко
Взгляд
Россия тайно создает замену легендарному самолету
Юрий Кнутов
Военно-промышленный курьер
Бить интеллектом и дронами
Руслан Полончук
Военно-промышленный курьер
Слизать и модифицировать
Наталия Ячменникова
Российская газета
Высоки ли риски заражения коронавирусом в самолете
Антон Лавров, Роман Крецул
Известия
Су-34 меняет профессию: экипажи бомбардировщиков научат сбивать самолеты
Людмила Подобедова, Мария Кокорева
РБК
Ликвидацию птичьей угрозы полетам в аэропортах России оценили в 70 млрд рублей
Михаил Котов
Известия
Недостаток воздуха: чем грозит утечка кислорода на МКС
Мария Кокорева
РБК
S7 на полгода обошла "Аэрофлот" по числу пассажиров
Виталий Гайдаев, Полина Смородская
КоммерсантЪ
Акциям "Аэрофлота" не хватает пассажиров
Антон Лавров, Роман Крецул
Известия
Ударная комбинация: С-400 и С-300 превратят в арсеналы
Любовь Лежнева
Известия
Нелетная квота: бизнес жалуется на нехватку рейсов в ОАЭ и на Мальдивы
Николай Протопопов
РИА Новости
Недоделанные "Молнии". Почему F-35 останется самым неудачным истребителем
Ирина Дронина
Независимое военное обозрение
Зарубежные фирмы прекращают поставки микроэлектроники и запчастей для самолетов в РФ
Антон Лавров, Алексей Рамм
Известия
Нашлись "Охотники": военные получат тяжелые беспилотные истребители
Мария Кокорева, Елена Сухорукова
РБК
Внуково ставит на залетных
Дина Пьяных
ТАСС
Из Дубая на Луну и далее — на Марс
Екатерина Москвич
ТАСС
Объект "Д" против простейшего спутника. Почему первым на орбиту полетел не тот аппарат
Айгуль Камаева
Российская газета
Проектируя перспективу
Валентина Гаврикова
РБК
"Аэрофлот" может снова взорвать рынок. Помогут "Победа", вакцина и FPO
Олег Корякин
Российская газета
Меняет правила игры: Military Watch оценил новую ракету для Су-57
Олег Рубникович
КоммерсантЪ
Бизнес-джеты зашли на посадку
Михаил Котов
Известия
Космические самураи: Япония обещает построить завод на Луне

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer