Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное





Главная Обзоры СМИ Статьи


Турецким беспилотникам приписали фантастические успехи в Сирии


11 марта 2020 года Евгений Крутиков, Взгляд


Турция активно хвастается итогами боев в Сирии – турецкие БПЛА якобы нанесли гигантские потери сирийской армии и даже уничтожили сразу восемь комплексов «Панцирь». Некоторые аналитики употребляют выражение «Турция показала России, как надо воевать в XXI веке». Действительно ли турецкие беспилотники показали себя в небе Сирии столь впечатляющим образом?

В Турции считают применение своих дронов в Идлибе очень успешным. В турецкой прессе, в частности, на все лады превозносят Сельчюка Байрактара – младшего зятя президента Эрдогана, разработчика и производителя турецких БПЛА (по его фамилии они и называются «Байрактар»). Утверждается, в частности, что турецкие БПЛА уничтожили аж восемь ЗРК «Панцирь». Характерный заголовок: «Человек, который изменил небо Ближнего Востока». Эта точка зрения перекочевала и в некоторые российские экспертные сообщества.

Очень характерная для Востока позиция: война проиграна, но мы все равно победили. Сирийцы и русские – дикари, у них нет таких беспилотников. Приводится множество технических аргументов, которые никак не привязаны к реальности того, что происходило в Идлибе.

Что тут сказать? На Востоке очень склонны к преувеличениям. Это стилистическая ошибка: люди моделируют некую теоретическую схему «войны XXI века», в которой решающая роль отводится авиации (и в первую очередь беспилотникам), а люди на земле – безвольные мишени. На самом деле же некая «воздушная фаза» боев в Идлибе длилась два дня и не была критически важной. Просто появление на поле боя турок стало неожиданностью, и потребовались как раз эти два дня, чтобы немного перестроить тактику. Не говоря уж о том, что заявления об уничтоженных «Панцирях» и вовсе оказались фальшивкой.

Во-первых, давайте прежде всего ответим на вопрос – зачем туркам вообще понадобилось использовать в Сирии авиацию, и в частности БПЛА?

Наступление сирийской правительственной армии еще несколько недель назад развивалось настолько быстро, что это грозило обрушением всего фронта боевиков и турецких прокси. Сирийцы опирались на наземную огневую мощь и поддержку российских ВКС. Противопоставить этому боевики практически ничего не могли – и поэтому понадобилась поддержка правительственных войск Сирии, в том числе с воздуха. Ограниченное использование турками БПЛА было попыткой возместить отсутствие у боевиков собственной огневой мощи.

Проще говоря, тяжелые и средние турецкие БПЛА (те самые «Анки» и «Байрактары») использовались как летающие пушки. Турки в первый день использования дронов действительно получили преимущество, поскольку их более мощные средства РЭБ работали непосредственно с турецкой территории и закрывали весь Идлиб. Они слушали сирийские телефоны, выясняли координаты одиночных целей и через «Анки» наводили на них тяжелые «Байрактары». А эффективность их применения зависела, с одной стороны, от средств радиоэлектронной разведки, располагавшихся на территории собственно Турции, а с другой – от неумения САА и ее союзников действовать в новой ситуации.

Так, например, в Турции считают большим успехом удар БПЛА по наступавшему у Тафтаназа спецназу «Хезболлы», в результате которого погибло более 10 ливанцев. На самом деле успех был обусловлен тем, что хезболлисты в открытую пользовались обычной мобильной связью. Простыми телефонами компании SyriaTel. Их переговоры засекли и выяснили координаты цели.

Однако стоит напомнить и кое-что другое. Когда у шиитов отобрали телефоны, то они, пойдя в неожиданную ночную атаку, заняли с ходу половину Саракиба, проявив себя геройски в обычном пехотном бою. Приказы отделениям «Хезболлы» доводились по старинке, с нарочными, боевые задачи ставились в письменной форме (а не через айфон), и никакие турецкие дроны ничего с этим сделать не смогли.

Во-вторых, никакого «роя дронов» не было, следовательно, не было и «войны XXI века». Турки отправляли с Инджирлика пять–шесть БПЛА одновременно, не более. У Турции просто нет достаточного количество дешевых беспилотников, чтобы организовывать атаки «роем». В Турции теперь заявляют, что потери были ничтожны – конечно, сирийцы сбили всего четыре «Анки» и один «Байрактар», зять президента сделает еще. Он действительно талантливый инженер. Но в реальности эти потери оказались для Турции критичными и с чисто военной, и тем более с экономической точки зрения.

«Рой» применяли боевики месяцами ранее, когда неоднократно атаковали таким образом российскую базу Хмеймим. Там речь шла о 30 и более БПЛА, атаковавших одновременно. Но это были кустарные, в гараже слепленные аппараты, которые только и можно использовать «роем» и в виде электронных камикадзе. Эти атаки эффективно отражались российскими средствами ПВО и РЭБ в Хмеймиме.

И наконец, в-третьих – вся война в Идлибе ведется на земле, ее фундаментальная суть – в восстановлении физического контроля над территорией. Выиграть войну исключительно с воздуха невозможно. В разбомбленный город кто-то должен войти и поднять там флаг. Показал это и конфликт в Ливии, где буквально несколько месяцев назад противоборствующие силы, зайдя в тупик на земле, попытались как раз решить проблему с помощью массового применения БПЛА. До 500 боевых вылетов в день – чем не «война XXI века»? И в результате этой «войны XXI века» случилась закономерная ничья, и стороны снова вернулись к старому давнему пехотному бою.

Использование турками БПЛА было вынужденной мерой, а не проявлением технического превосходства над сирийской и тем более российской армией. Никакой «тактики XXI века» турки в Идлибе не использовали. В реальности ситуация развивалась так.

Турки не смогли закрыть небо над «заповедником» политическими средствами, после чего раздали подконтрольным боевикам ПЗРК. Это оказалось неэффективным и против российских, и против сирийских летчиков, легко уходившим от этих ПЗРК. Тогда они попытались контролировать небо с помощью F-16, не заходя в сирийское воздушное пространство и атакуя из такой своеобразной засады. Сбили несколько сирийских самолетов, что вызвало паническую реакцию у ряда экспертов: «турки крошат сирийские ВВС». Да, крошат, потому что бьют дубиной из-за угла: стрелять в ответ по турецким F-16, висящим в турецком же воздушном пространстве, нельзя по политическим соображениям. Они недоступны и, следовательно, безнаказанны.

В это время на земле ситуация развивалась без привязки к воздуху. Буквально полтора–два дня турецкие БПЛА безнаказанно атаковали сирийские позиции, которые были не приспособлены к противовоздушной обороне. Сирийцы имеют крайне ограниченный навык применения ПВО, отсюда и потери «Панцирей».

Турки приводят фантастические данные о сирийских потерях. Потери, признаем, были серьезными, но связаны они были не с эффективностью работы дронов, а с эффектом неожиданности. У сирийцев и их союзников ПВО первой линии отсутствовала как класс, люди ходили толпой, окопы в эйфории наступления не рыли вовсе, техника стояла в чистом поле, в лучшем случае сооружали что-то вроде капонира, чтобы увеличить дальность выстрела. Понятно, что если люди стоят толпой, то одна ракета туда – сразу десять трупов. Одинокий БМП без прикрытия – еще семь трупов и так далее. Отсюда и «высокая эффективность применения турецких беспилотников».

Турецкие ВВС с помощью дорогостоящих дронов добились только кратковременного психологического эффекта и долгосрочной рекламы своих БПЛА. Когда же по истечении полутора суток сирийцы перегруппировались, кое-что подвинтили и с помощью кувалды и русских слов отремонтировали,

турецкие БПЛА с фронта исчезли сразу все, Саракиб был отбит обратно одной ночной атакой, фронт придвинулся к трассе М4, и все закончилось так, как закончилось.

Из происшедшего уже сейчас делаются выводы – и отдельная история касается РЭБ. Турецкие дроны БПЛА – большая цель, хорошо видная на радаре, но они обладают средствами радиоэлектронной борьбы. С этим реально надо что-то делать. Но вот чего точно не надо делать – это конструировать далеко идущие выводы на основании локальной зимней кампании в Идлибе.

Пока что ни в Ливии, ни в Сирии, ни где-либо еще в реальных условиях интенсивных боевых действий беспилотники не продемонстрировали никаких сверхъестественных достижений. На данный момент эффективными они оказывались только при нанесении точечных ударов с большой высоты по цели, которая не сопротивляется и даже ни о чем не подозревает. Так было с иранским генералом Сулеймани, так было в первые два дня битвы за Саракиб.

Как только появление ударных беспилотников над полем боя перестает быть неожиданностью, их эффективность становится сопоставимой с обычной артиллерией. Все рассказы про «рои» и прочие якобы уникальные и самые передовые методы ведения боевых действий – пока что не более чем страшилки.




комментарии (0):









Материалы рубрики

В.Соловьев, Г. Костринский, Е. Черненко, Г. Дудина
КоммерсантЪ
Россия больше не принимает
Антон Лавров, Богдан Степовой
Известия
Четыре с плюсом: Су-35 вооружили гиперзвуковой ракетой
Герман Костринский, Ольга Никитина
КоммерсантЪ
Авиабилеты на будущее
Михаил Кувырко
Взгляд
Коронавирус дает неожиданную надежду российскому авиапрому
Нина Рузанова
Российская газета
Узники терминала
Герман Костринский, Марианна Беленькая, Владимир Соловьев
КоммерсантЪ
Где наша не вылетала
Наталья Ильина
Известия
Деньги на вылет: появилась новая схема обмана с возвратом авиабилетов
Александр Волобуев
Известия
В списках обозначились: крупные аэропорты признали системообразующими



Евлалия Самедова
Deutsche Welle
Бизнес на карантине: какие отрасли в России могут не пережить коронавирус
Иван Драгомиров
Военно-промышленный курьер
Ту-95, сбитый шестерней редуктора
Евгения Приемская
Известия
Игра на вылет: что происходит с иностранцами, оставшимися в российских аэропортах
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Региональная авиация штурмует правительство
Влада Шипилова
КоммерсантЪ - Уфа
Взлет пошел на снижение
Евгений Гайва
Российская газета
Зашли на просадку
Алексей Иванов
Российская газета
Разрушители легенд: как сербам удалось сбить самолет-"невидимку" F-117
Глеб Каланов
РБК
Лоукостер «Аэрофлота» приостановил все полеты. Акции компании упали на 6%
Андрей Фишер, Анна Старицкая, Денис Малышев
360TV
Boeing хочет возобновить производство 737 MAX к маю. Но путь к небу будет долгим и сложным
Надежда Афанасьева
Прайм
"Закрытое небо" может нанести удар по всей российской экономике
Антон Лавров, Роман Крецул
Известия
Ударный беспризорник: российский дрон научат воевать самостоятельно
Игорь Сергеев
URA.ru
Что коронавирус сделал с «Уральскими авиалиниями». Хуже не бывает
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Управделами президента не хватило залов в Шереметьево
Максим Климов
Военно-промышленный курьер
Лучший носитель "Цирконов" – самолет
Александра Полянская
Известия
Сиди дома, не гуляй: как турбизнес переносит COVID-19
Мария Васильева
Известия
Челночный побег: возвращение россиян из Латинской Америки взяли под контроль
Герман Костринский
КоммерсантЪ
У аэропортов настала черная полоса
Наталья Карнова
Прайм
Хуже теракта и извержения. Коронавирус вверг авиакомпании в кризис
Евгений Гайва
Российская газета
Отдых строгого режима
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Cargo Logic Air складывает крылья
Анастасия Чеповская
Известия
Заканчивается посадка: тысячи россиян оказались заблокированы за рубежом
Алексей Латышев, Елизавета Комарова
RT
Связать регионы: каким будет российский пассажирский лайнер Ил-114-300
Дмитрий Гринкевич, Татьяна Бочкарёва
Известия
Поддержка рейса: во сколько обойдется бюджету помощь авиации и туризму
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Военно-бюджетная авиация. Аэропорт Махачкалы предлагают обновить за счет Минобороны
Мария Кокорева
РБК
Эксперты предупредили о потере авиакомпаниями 360 млрд руб. из-за вируса
Тимур Алимов
Российская газета
Три российских самолета вошли в число лучших истребителей поколения 4+
Антон Лавров Богдан Степовой
Известия
Штабный вариант: на базе Ми-38 создадут воздушный командный пункт
Александр Буланов
Известия
Свободный подлет: мегаполисы страны свяжет беспилотное аэротакси
Кирилл Сенин, Александр Волобуев
Известия
На одном крыле: коронавирус добрался до частной авиации

ТАСС
Эксперты: массовая отмена международных рейсов может привести к банкротству авиакомпаний
Ярослава Костенко, Елена Сидоренко
Известия
Летательный исход: COVID-19 может не пережить каждая пятая туркомпания
Наталия Анисимова, Мария Кокорева
РБК
Авиакомпании напомнили Мишустину о компенсации расходов на топливо

Известия
Кошки Шрёдингера: Шереметьево опровергло гибель животных в багаже
Елена Ганжур, Сергей Титов, Александр Левинский, Владимир Моторин
Forbes
"Последует череда банкротств": что ждет авиакомпании и туроператоров после прекращения полетов в Европу
Алексей Наумов, Кирилл Кривошеев
КоммерсантЪ
В соответствии с "Буком" закона. В Нидерландах начался суд по делу о катастрофе MH17
Юрий Авдеев
Красная звезда
Новый уровень безопасности полётов
Николай Якубович
Военно-промышленный курьер
МиГ-15 и «Сейбр» совсем не родственники
Кирилл Антонов
КоммерсантЪ - Казань
Татарстан хочет продолжить полет
Михаил Сафонов
BFM
Коронавирус приближает мировую авиаиндустрию к кризису
Николай Сергеев
КоммерсантЪ
Стратегические взятконосцы. Пилоты дальней авиации сдавали зачеты по тактике за деньги
Александр Волобуев
Известия
Возвращать — неплохая примета: от авиакомпаний требуют 1,4 млрд за отмененные туры
Евгений Крутиков
Взгляд
Турецким беспилотникам приписали фантастические успехи в Сирии

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer