Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное





Главная Обзоры СМИ Статьи


Что мешает России отправить человека на Луну


28 сентября 2021 года Михаил Котов, Военно-промышленный курьер


Все больше свидетельств того, что Россия всерьез планирует уже в ближайшие годы высадить человека на Луну, а может быть даже создать специальную лунную станцию. Почему даже внутри российской космической отрасли не все поддерживают эту идею и что нужно нашей стране, чтобы реализовать столь амбициозный проект?

Сразу несколько важных для российского космоса новостей появилось в последние дни. Прежде всего, Роскосмос объявил тендер на разработку полета для высадки человека на Луну. Кроме того, на предстоящем Международном астронавтическом конгрессе в Дубае Роскосмос и Китайское национальное космическое управление (CNSA) представят декларацию по Международной научной лунной станции. А глава РАН Александр Сергеев призвал сделать лунную программу приоритетом в освоении космоса для России.

Казалось бы, ситуация ясна: Россия выбрала главную цель с точки зрения освоения космоса на ближайшие годы – и ей стала Луна. Но еще не так давно звучали и совсем иные заявления. Некоторые не менее ответственные руководители говорили, что приоритетом должен быть дальний космос, ядерный буксир, а также новая, чисто российская орбитальная станция и т. д.

Кроме того, часто можно услышать мнение, что Роскосмос, олицетворяющий собой всю российскую космонавтику, способен практически на что угодно, и лишь нежелание, некомпетентность начальства или коррупция мешают России полететь на Луну. При этом Роскосмос по умолчанию считается некой монолитной структурой, похожей на Империю из «Звездных войн», способную в едином порыве построить «Звезду смерти».

Такая позиция очень далека от реальности. Российская космическая отрасль представляет собой множество очень разных игроков со своими зачастую противоречащими друг другу интересами. Как это выглядит на практике?

Космическая страна

Даже сама по себе государственная корпорация «Роскосмос» огромна. Всего на предприятиях в периметре Роскосмоса работает более 170 000 человек. Вместе с членами семей это количество сравнимо с населением Исландии, а то и Черногории. Целая страна, работающая на российскую космонавтику.

При этом руководство Роскосмоса, находящееся в Москве, это лишь малая часть корпорации. В периметре Роскосмоса находятся очень крупные предприятия, такие как РКК «Энергия» и ГНКПЦ имени Хруничева, имеющие собственные интересы. При этом можно вспомнить 2016-2017 годы и открытую полемику в СМИ главы Роскосмоса Игоря Комарова и руководителя РКК «Энергия» Владимира Солнцева, чтобы понять, что крупнейшие компании в периметре Роскосмоса имеют немалый вес и могут уверенно отстаивать свою позицию перед руководством.

Если же рассматривать отдельно позиции, то можно увидеть, что каждая из компаний в первую очередь заинтересована в тех проектах, которые позволят максимально загрузить производство и обеспечат заказами на долгий срок. Именно поэтому, к примеру, РКК «Энергия» лоббирует создание новой российской орбитальной станции РОСС, ведь именно она станет производителем модулей в случае принятия решения о постройке. А это означает новые большие контракты на несколько лет вперед. И подобная позиция нормальна для любого хозяйствующего субъекта. Только крупных предприятий в периметре Роскосмоса более тридцати.

Производители ракет заинтересованы в увеличении количества запусков, разработчики космических аппаратов – в новых научных миссиях, сопряженных с созданием сложной техники. Компания «Главкосмос», занимающаяся коммерческими запусками, больше всех ждет создания новых, коммерчески успешных ракет-носителей. Само же руководство Роскосмоса в меру сил и возможностей старается увязывать интересы всех предприятий периметра и следить за тем, чтобы заказами были обеспечены все. Если без работы останется какой-нибудь градообразующий завод в небольшом поселке, это легко может стать гуманитарной катастрофой.

Более того, руководство Роскосмоса – это тоже отдельные направления со своим видением ситуации и внутренними интересами.

Нет смысла ждать прямой поддержки лунной миссии от отдела, занимающегося спутниками проекта «Сфера». Это не их зона ответственности. И более того, перенаправление финансов на сверхбольшой проект, к примеру, лунный или марсианский, может привести к уменьшению финансирования этого отдела. Ведь не стоит забывать, что российский космический бюджет более чем в десять раз меньше американского, в разы уступает китайскому и проигрывает европейскому.

При этом шансов на его увеличение почти нет. В процентном отношении от ВВП Россия тратит на космос почти в полтора раза больше, чем США. Требуется серьезное улучшение российской экономики, чтобы стало возможным говорить об увеличении финансирования космоса.

Отдельно стоит сказать и о внешних игроках, которые хоть и находятся за периметром Роскосмоса, но имеют очень большое влияние на ситуацию. В первую очередь это Министерство обороны России и Юрий Борисов, заместитель председателя правительства РФ по вопросам оборонно-промышленного комплекса. Министерство обороны размещает на предприятиях Роскосмоса свои заказы. В первую очередь это ракеты-носители для военных запусков и баллистические ракеты. Естественно, что военные в первую очередь заинтересованы в своих изделиях и как можно более быстром и полном выполнении контрактов.

Плотно сотрудничает с Роскосмосом и РАН – Российская академия наук. Ученых больше всего волнуют научные космические миссии и фундаментальные исследования в космосе. Работа с экспериментами на Международной космической станции, возможность создания межпланетных экспедиций – в общем все, где результатом миссий могут стать открытия и новые научные статьи. По сути, именно РАН – один из главных интересантов пилотируемого полета на Луну. Вот только проблема в том, что у РАН плохо с финансированием таких экспериментов.

«Это – норма»

Описанная выше ситуация в Роскосмосе не сильно отличается от других отраслей и направлений. Что-то лучше, что-то хуже. Пилотируемая программа реализуется, работы по Федеральной космической программе (ФКП) ведутся, пусть и с запозданием, военные заказы сдаются. Впрочем, итоговый результат станет понятен лишь в 2025 году, когда будет завершен первый десятилетний цикл ФКП. Какие-то проекты получается реализовать в срок, какие-то начинают свое движение вправо. Чаще всего по времени сдвигаются именно научные миссии, с ними это можно сделать наиболее безболезненно. Но в целом отрасль функционирует в «нормальных условиях».

Проблема в том, что этого недостаточно для реализации масштабной и очень сложной миссии, такой как пилотируемая экспедиция на Луну, реализованная в сжатые сроки.

Такая сверхзадача требует совместной работы как внутренней структуры Роскосмоса, так и внешних игроков. При этом «Лунная миссия» неизбежно ухудшит ситуацию на многих предприятиях, ведь придется уменьшить финансирование других проектов в пользу одной большой задачи.

Вот и получается, что реализовать подобный проект при помощи только внутренних резервов российской космонавтики – задача маловыполнимая. Требуются внешняя политическая воля, четкое и постоянное администрирование, регулярные и значительные денежные вливания, опять-таки извне системы. Только при таких условиях можно не просто топтаться на месте, но реализовывать требуемую сверхзадачу в обозримые сроки.

«И мы сделаем это. Не потому, что это легко, а потому, что это трудно»

Собственно, мировой опыт это полностью подтверждает. Американская пилотируемая лунная программа «Аполлон» началась с речи Джона Кеннеди перед студентами университета Райса в Хьюстоне.

У «Аполлона» была политическая воля, не уменьшившаяся даже после гибели Джона Кеннеди.

Было четкое администрирование на всех этапах, позволившее создать сразу несколько дополнительных организаций и институтов, работающих исключительно на американскую лунную программу. Конечно же, было и финансирование, которое в моменте стало максимальным финансированием космонавтики, когда-либо реализованным в мире, достигая одного процента от американского ВВП. Именно это и позволило американцам полностью реализовать программу «Аполлон», совершив шесть успешных высадок на лунную поверхность.

Совсем иная ситуация в НАСА сейчас. С одной стороны, Майк Пенс сказал о начале проекта «Артемида» в 2019 году, с другой – более чем серьезного дополнительного финансирования у НАСА сейчас нет, как нет и четкой административной работы. В результате сложилась парадоксальная ситуация, когда компании, не выбранные в качестве создателей лунного посадочного модуля, подали в суд на победителей (компанию SpaceX) – и тормозят всю программу. Тормозить всегда проще, чем толкать, а потому ситуация, когда из-за сопротивления каких-то предприятий под угрозой окажется вся программа, возможна в любой стране, особенно когда речь идет об интересах такого большого количества игроков.

Что получается в итоге? Российская космическая ситуация не уникальна. Система так или иначе работает для выполнения стандартных задач.

Но когда ей приходится сталкиваться с чрезвычайно сложной даже по мировым меркам задачей (на Луну отправить людей смогли только США и пока только в рамках одной миссии), то требуется иной подход, в котором без внешнего управления, целеполагания и достаточного финансирования не обойтись.

С другой стороны, постановка такой задачи в масштабах страны – это шанс получить цель, способную объединить всех россиян. И если задуматься, то цели такого калибра у нашей страны не было уже давно. Проблема в том, что для начала надо, чтобы о Луне стали мечтать с самого верха, по-другому просто не получится.




комментарии (0):











Материалы рубрики

Ольга Коленцова
Известия
Тайна спутницы: рассекречены детали лунной программы СССР
Антон Лавров, Алексей Рамм
Известия
"Грач" "Аллигатору" товарищ: Южный военный округ получит новую технику
Анастасия Львова
Ведомости
Суд посчитал таксу ТКП за оформление авиабилетов законной
Павел Аксенов
BBC News
Черная полоса: в 2021 году в России произошло уже семь крупных авиакатастроф
Алексей Нечаев, Елена Лексина, Рафаэль Фахрутдинов
Взгляд
"Открытое небо" с Европой убьет авиаотрасль Украины
Василий Кучушев
ТАСС
Эволюция Ми-8. Как легендарной "восьмерке" удается идти в ногу со временем
Максим Талавринов
Известия
Внеплановая экономика: авиабилеты стали покупать менее чем за неделю до вылета
Наталья Дмитрак
ТАСС
Уже пять лет в небе. Каковы возможности и перспективы российского беспилотника "Орион"



Роман Крецул, Богдан Степовой
Известия
"Витязь" в армейской шкуре: ЗРК для борьбы с дронами поступят в войска ЮВО

ТАСС
Хронология катастроф самолетов L-410 в России

ТАСС
Что известно о крушении самолета L-410 в Татарстане

Клуб регионов
Эксперты: развитие беспилотных технологий в Томской области – важный этап развития логистики и региона
Дмитрий Хазанов
ТАСС
Женские авиаполки: как советские спортсменки стали "Ночными ведьмами"
Константин Чуприн
Взгляд
Кара небесная
Виталий Орлов
Взгляд
"Гриф" летит на смену "Орлу"
Владимир Волгин
Взгляд
Сверхтяжелое решение Роскосмоса
Олег Мухин
КоммерсантЪ
Бомбардировщики застряли в долгах
Антон Лавров, Алексей Рамм
Известия
Гиперзвуки "Су": российские военные получат компактную ракету

ТАСС
Что известно об экспедиции МКС-66

ТАСС
История и характеристики ракеты-носителя "Союз-2.1а"

ТАСС
История и характеристики космического корабля "Союз МС"
Антон Лавров, Алексей Рамм
Известия
"Циркон" суров: в России провели испытания гиперзвукового оружия
Антон Лавров, Богдан Степовой
Известия
Летящей наводкой: российская армия заказала беспилотные огнеметчики

Ростех
Воздушный камуфляж: как и в какие цвета красят самолеты
Артём Кореняко
РБК
Поддержка авиакомпаний обошлась российскому бюджету почти в 600 млрд рублей
Максим Талавринов
Известия
Заглушить прибор: самолеты при посадке во Внуково и Пулково сталкиваются с помехами
Антон Лавров, Богдан Степовой
Известия
"Супераллигатор" за миллиард: Минобороны утвердило цену новых вертолетов

ИНОСМИ.РУ
Skytrax (Великобритания): рейтинг лучших авиакомпаний мира - 2021

ТАСС
Эксперты считают, что будущее северного завоза в Арктике связано с дирижаблями и дронами
Максим Талавринов
Известия
И без маски - шоу: "Аэрофлот" обязал экипажи переодеваться в пассажиров
Алексей Соковнин
КоммерсантЪ
Экс-гендиректор оборонного предприятия сел за махинации с юристами
Айгуль Абдуллина
КоммерсантЪ
Росавиация повышает привлекательность регистрации воздушных судов в РФ
Максим Талавринов, Евгения Перцева
Известия
Полетать охота: в РФ предложили отменить госрегулирование в малой авиации
Михаил Котов
Военно-промышленный курьер
Что мешает России отправить человека на Луну
Михаил Котов
ТАСС
Возможно ли сотрудничество: какие взаимные интересы могут быть у SpaceX и Роскосмоса
Игорь Ходаков
Военно-промышленный курьер
Космический вызов Пекина
Валерий Смирнов
Военно-промышленный курьер
Ловкость рук – и никакого "Байкала"
Андрей Бузыкин
Известия
На взлет: эксперты оценили эффект от открытия в Тобольске нового аэропорта

Прайм
Социальные проекты по-новому: зачем СИБУРу аэропорт в Тобольске
Минни Чан (Minnie Chan)
ИНОСМИ.РУ
Китайские военные: НОАК хочет купить у России тяжелые ударные вертолеты Ка-52К (South China Morning Post, Гонконг)
Ирина Альшаева
Газета.Ru
"Китай просит помощи у России после своих неудачных разработок"
Дмитрий Петрович Смирнов, Сергей Викторович Трощенков, Игорь Викторович Пшеничников
Роскосмос
От кареты до ракеты
Кирилл Янков
Известия
Шарик в небе
Дмитрий Хазанов
ТАСС
"Рождение палубной авиации": как разрабатывались самолеты вертикального взлета и посадки
Ольга Коленцова
Известия
А шнек идет: разработан аппарат для исследования спутника Сатурна
Алиса Котова
Национальная служба новостей
Техника ни при чем? Почему разбился ещё один Ан-26

Моменты
Авиакомпании вынуждены работать в убыток, чтобы удержать пассажиров
Виталий Орлов
Военно-промышленный курьер
"Соната" для беспилотника
Сергей Кетонов
Военно-промышленный курьер
Куда полетит Dark Eagle
Богдан Степовой, Роман Крецул
Известия
Пехоте — наводку: беспилотники получат целеуказание от мотострелков

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer