Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Обзоры СМИ Интервью


Герберт Ефремов:
В США не создано ни одного гиперзвукового аппарата


11 января 2017 года Алексей Рамм, Дмитрий Литовкин, Известия


Создание и разработка боевых гиперзвуковых летательных аппаратов — это один из самых больших секретов не только в России, но и в США, Китае и других странах мира. Сведения о них относятся к категории «совершенно секретно» — top secret. В эксклюзивном интервью «Известиям» легендарный конструктор ракетной и космической техники Герберт Ефремов, посвятивший более 30 лет созданию гиперзвуковой техники, рассказал, что такое гиперзвуковые аппараты и с какими сложностями приходится сталкиваться при их разработке.

— Герберт Александрович, сейчас много говорят о создании гиперзвуковых летательных аппаратов, но большая часть информации о них закрыта для широкой общественности...

— Начнем с того, что изделия, развивающие гиперзвуковую скорость, созданы уже давно. К примеру, это обычные головки межконтинентальных баллистических ракет. Входя в атмосферу Земли, они развивают гиперзвуковую скорость. Но они неуправляемые и летят по определенной траектории. И их перехваты средствами противоракетной обороны (ПРО) продемонстрированы не раз. 

Еще как пример я приведу нашу стратегическую крылатую ракету «Метеорит», которая когда-то летела с сумасшедшей скоростью 3 Маха — около 1000 м/с. Буквально на грани гиперзвука (гиперзвуковые скорости начинаются с 4,5 Маха. — «Известия»). Но главная задача современных гиперзвуковых летательных аппаратов (ГЗЛА) не просто быстро прилететь куда-то, а выполнить боевую задачу с высокой эффективностью в условиях сильного противодействия противника. Например, у американцев одних эсминцев типа «Арли Берк» с противоракетами 65 штук в море. А еще есть 22 противоракетных крейсера типа «Тикондерога», 11 авианосцев — на каждом из которых базируется до сотни летательных аппаратов, способных создать практически непробиваемую систему противоракетной обороны.

— Вы хотите сказать, что скорость сама по себе ничего не решает?

— Грубо говоря, гиперзвуковая скорость — это 2 км/с. Чтобы преодолеть 30 км, надо лететь 15 секунд. На конечном же участке траектории, когда гиперзвуковой летательный аппарат приближается к объекту поражения, обязательно будут развернуты средства противоракетной и противовоздушной обороны противника, которые ГЗЛА обнаружат. А чтобы изготовиться современным системам ПВО и ПРО, если они развернуты на позициях, требуются считаные секунды. Поэтому для эффективного боевого применения ГЗЛА одной скоростью не обойдешься никак, если ты не обеспечил радиоэлектронную незаметность и непоражаемость для систем ПВО/ПРО на конечном участке полета. Здесь будет играть роль и скорость, и возможности радиотехнической защиты аппарата собственными станциями радиотехнических помех. Всё в комплексе. 

— Вы говорите, что должна быть не только скорость — изделие должно быть управляемым, чтобы достигнуть цели. Расскажите о возможности управления аппаратом в гиперзвуковом потоке.

— Все гиперзвуковые аппараты летят в плазме. И боевые ядерные головки летят в плазме, и всё, что вышло за скорости 4 Маха, тем более 6. Вокруг образуется ионизированное облако, а не просто поток с завихрениями: молекулы разбиты еще на заряженные частицы. Ионизация влияет на связь, на прохождение радиоволн. Нужно, чтобы системы управления и навигации ГЗЛА на этих скоростях полета пробивали эту плазму.

На «Метеорите» мы должны были обязательно видеть земную поверхность радиолокатором. Навигацию обеспечивали сравнением локационных картинок с борта ракеты с заложенным в систему видеоэталоном. Иначе было невозможно. «Калибры» и прочие крылатые ракеты могут летать так: радиовысотомером сделал разведку рельефа местности — тут горка, тут река, тут долина. Но это возможно, когда летишь на высоте сотни метров. А когда поднимаешься на высоту 25 км, там никаких пригорков радиовысотомером не различишь. Поэтому мы находили на местности определенные участки, сравнивали с тем, что записано в видеоэталоне, и определяли смещение ракеты влево или вправо, вперед, назад и на сколько.  

— Во многих учебниках для «чайников» гиперзвуковой полет в атмосфере сравнивается со скольжением по наждачной бумаге из-за очень высокого сопротивления. Насколько верно такое утверждение?

— Немного неточно. На гиперзвуке начинаются всякие турбулентные обтекания, завихрения и тряска аппарата. Меняются режимы теплонапряженности в зависимости от того, ламинарный (гладкий) поток на поверхности или со срывами. Трудностей очень много. Например, резко нарастает тепловая нагрузка. Если ты летишь со скоростью 3 Маха, у тебя нагрев обшивки ГЗЛА где-то 150 градусов в атмосфере в зависимости от высоты. Чем выше высота полета, тем меньше нагрев. Но при этом если ты летишь со скоростью в два раза выше, нагрев будет гораздо больший. Поэтому нужно применять новые материалы.

— А что можно привести в качестве примера таких материалов?

— Различные углеродные материалы. На ядерных боеголовках, которые стоят на межконтинентальных «сотках» (баллистические ракеты УР-100 разработки НПО машиностроения), применяются даже стеклопластики. При гиперзвуке температура — многие тысячи градусов. А сталь держит всего 1200 градусов Цельсия. Это же крохи.

Гиперзвуковые температуры уносят так называемый «жертвенный слой» (слой покрытия, который расходуется во время полета летательного аппарата. — «Известия»). Поэтому оболочка ядерных боеголовок рассчитана так, что большая ее часть будет «съедена» гиперзвуком, а внутренняя начинка сохранится. Но у ГЗЛА не может быть «жертвенного слоя». Если ты летишь на управляемом изделии, то должен сохранить аэродинамическую форму. Нельзя «затуплять» изделие, чтобы у него обгорали носок и кромки крыльев, и т.д. Это, кстати, было сделано на американских «Шаттлах», и на нашем «Буране». Там в качестве теплозащиты использовались графитовые материалы.

— Правильно ли пишут в научно-популярной литературе, что именно у гиперзвукового атмосферного аппарата конструкция должна быть как единое монолитное твердое тело?

— Не обязательно. Они могут состоять из отсеков и разных элементов.

— То есть возможна классическая схема строения ракеты?

— Конечно. Подбирай материалы, заказывай новые разработки, если надо, проверяй, отрабатывай на стендах, в полете, поправляй, если что-то получилось не так. Это еще и нужно уметь замерить сотнями телеметрических датчиков невероятной сложности.

— Какой двигатель лучше — твердотопливный или жидкостный для гиперзвукового аппарата?

— Твердотопливный здесь вообще не годится, потому что он может разогнать, но лететь долго с ним невозможно. Такие двигатели у баллистических ракет типа «Булава», «Тополь». В случае с ГЗЛА это неприемлемо. На нашей ракете «Яхонт» (противокорабельная крылатая ракета, входит в состав комплекса «Бастион». — «Известия») твердотопливный только стартовый ускоритель. Дальше она летит на жидкостном прямоточном воздушно-реактивном двигателе.

Есть попытки сделать прямоточный двигатель с внутренним содержанием твердого топлива, которое размазано по камере сгорания. Но его тоже не хватит на большие дальности. 

Для жидкого топлива можно сделать бак меньше, любой формы. Один из «Метеоритов» летал с баками в крыльях. Он был испытан, потому что мы должны были добиться дальности 4–4,5 тыс. км. И летел он на воздушно-реактивном двигателе, работавшем на жидком топливе.

— А в чем отличие воздушно-реактивного двигателя от жидкостного реактивного двигателя? 

— Жидкостный реактивный двигатель содержит окислитель и горючее в разных баках, которые смешиваются в камере сгорания. Воздушно-реактивный двигатель питается одним горючим: керосином, децилином или бицилином. Окислитель — набегающий кислород воздуха. Бицилин (топливо, получаемое из вакуумного газойля с применением гидрогенизационных процессов. — «Известия») как раз и был разработан по нашему заказу для «Метеорита». Это жидкое горючее имеет очень большую плотность, позволяющую делать бак меньшего объема.

— Известны фотографии гиперзвуковых летательных аппаратов именно с реактивным двигателем. Они все имеют интересную форму: не обтекаемую, а достаточно угловатую и квадратную. Почему?

— Вы, наверное, говорите о Х-90, или, как ее называют на Западе, AS-X-21 Koala (первый советский экпериментальный ГЗЛА. — «Известия»). Ну да, это неуклюжий медведь. Впереди стоят так называемые «доски», «клинья» (элементы конструкции с острыми углами, выступами. — «Известия»). Всё для того, чтобы поток воздуха, попадающий в двигатель, сделать приемлемым для сгорания и нормального горения топлива. Для этого мы создаем так называемые скачки уплотнения (резкое повышение давления, плотности, температуры газа и уменьшение его скорости при встрече сверхзвукового потока с каким-либо препятствием. — «Известия»). Скачки образуются как раз на «досках» и «клиньях» — тех элементах конструкции, которые гасят скорость воздуха.

По пути к двигателю может быть второй скачок уплотнения, третий. Весь нюанс в том, что в камеру сгорания воздух не должен заходить с той же скоростью, с которой летит ГЗЛА. Ее надо обязательно снизить. И очень даже сильно. Желательно до дозвуковых значений, для которых всё отработано, проверено и испытано. Но это именно та задача, которую создатели ГЗЛА пытаются решить и не решили за 65 лет. 

Как только ты заскакиваешь за 4,5 Маха, в таком скоростном движении в двигатели очень быстро проскакивают воздушные частицы. А ты должен «свести» друг с другом распыленное топливо и окислитель — атмосферный кислород. Это взаимодействие должно быть с высокой полнотой сгорания топлива. Взаимодействие не должно срываться какими-то колебаниями, лишним дуновением внутри. Как это сделать, не придумал еще никто.

— А возможно ли создать ГЗЛА для гражданских нужд, для перевозки пассажиров и грузов?

— Возможно. На одном из парижских авиасалонов был показан самолет, разработанный французами совместно с англичанами. Турбореактивный двигатель поднимает его на высоту, а затем машина разгоняется примерно до 2 Махов. Затем открываются прямоточные воздушно-реактивные двигатели, которые выводят самолет на скорость 3,5 или 4 Маха. И дальше он летит на высоте километров 30 куда-нибудь из Нью-Йорка в Японию. Перед посадкой включается обратный режим: машина снижается, переходит на ТРД, как обычный самолет, входит в атмосферу и садится. В качестве топлива рассматривается водород, как наиболее калорийное вещество. 

— В настоящее время  наиболее активно разработку гиперзвуковых летательных аппаратов ведут Россия и США. Можете ли вы оценить успехи наших оппонентов?

— Что касается оценок, могу сказать — пусть ребята работают. За 65 лет ничего у них толком так и не сделано. На скоростях от 4,5 до 6 Махов нет ни одного реально сделанного ГЗЛА.



комментарии (0):








Материалы рубрики

Юлия Темерева
ТАСС
Мировой рынок для Ростеха не сжимается, есть новые центры роста
Анна Юдина
ТАСС
ОКБ Ильюшина: Ил-103 будет просто "бомбой" по цене
Анна Юдина и Алексей Паньшин
ТАСС
Су-35 может позволить себе практически все
Михаил Ходаренок
Газета.Ru
"Прибыль за первое полугодие снизилась на 23%"
Валерия Решетникова
ТАСС
Ведем переговоры с компанией S7 по объемам и срокам поставки двигателей
Джейми Фрид, Джек Стаббс. Перевод: Вера Сосенкова
Reuters
Аэрофлот рассматривает возможность заказа узкофюзеляжных самолетов Airbus и Boeing
Анна Юдина
ТАСС
Новый транспортный самолет Ил-276 пойдет в серию в 2026 году
Александра Джорджевич
КоммерсантЪ
Мы будем создавать свою систему, ориентируясь на заделы министра Афанасьева




Интерфакс-АВН
В России сложились условия для полноценной коммерциализации космической деятельности

КоммерсантЪ - Саратов
Стараемся смещаться в другие сегменты рынка

RNS
Ограничение продаж билетов – это непростой вопрос, требующий серьезной проработки, но можно ужесточить штрафы
Алина Савицкая
КоммерсантЪ - Ростов-на-Дону
Ростов интересен для нас как авиационный хаб
Михаил Григорьев
КоммерсантЪ - FM
Я готов оказать поддержку проекту любыми ресурсами, кроме денежных
Андрей Мозжухин
Lenta.ru
Мы до сих пор летаем на ракетах Королева
Дарья Станиславец
РИА Новости
Пока космонавтика - способ потратить, а не заработать деньги
Павел Котляр
Газета.Ru
"Роскосмос" споткнулся о кладовщицу
Евгений Девятьяров
Известия
Цель — добиться радикальных изменений в ближайшее время
Михаил Горшков
Комсомольская правда
Законы неба принимаются на земле
Олег Петров
Газета "Областная"
Работы будет больше
Дмитрий Струговец
Известия
Решения о моем увольнении нет, Центр работает в штатном режиме

RNS
Ограничение продаж билетов – это непростой вопрос, требующий серьезной проработки, но можно ужесточить штрафы
Алексей Паньшин
ТАСС
Контракт на поставку Турции С-400 подписан и готовится к выполнению
Елена Березина
Российская газета
Вертолет летит на экспорт
Надежда Фролова
РИА Новости
Авиакомпании за месяц смогут возобновить полеты в Египет
Галина Пономарева
Газета Труд
Поймите, летать дешевле невозможно!
Алексей Сергеев
РБК +
Наш пилот рисковать никогда не будет
Анна Юдина
ТАСС
Уникальный самолет из композитов создан на замену Ан-2
Анатолий Джумайло
КоммерсантЪ
Невозможно построить отношения в кризисной ситуации
Павел Котляр
Газета.Ru
"Ан-2 ничем заменить невозможно"
Полина Перепелица
РБК
Что ждет аэропорты Большого Урала
Дмитрий Струговец
ТАСС
Мы хотим сделать Байконур снова красивым и привлекательным
Александра Джорджевич
КоммерсантЪ
Мне не было предписано совершать какие-то революции
Екатерина Елисеева и Алексей Паньшин
ТАСС
Россия не будет покупать военную технику за рубежом
Илья Вайсберг
Журнал "АвиаСоюз"
Только совместная работа авиастроителей и гражданских авиаторов даст достойный результат

Интерфакс-АВН
Тяжелый ударный беспилотник появится в России в течение четырех-пяти лет

Интерфакс
"Аллигатор" модернизируют и перевооружат
Анна Юдина
ТАСС
Новый российский экраноплан появится "в железе" после 2020 года
Марк Абаев
РИА Новости
В санавиации не знаешь, что произойдет в следующую минуту
Дмитрий Сикорский
Экономика сегодня
"Сибирский ответ" западному авиапрому: МС-21 и Ил-114 будут решать разные задачи
Роман Азанов
ТАСС
МиГ превосходства: летчик-испытатель Михаил Беляев о секретах мастерства
Мария Амирджанян
ТАСС
"Победа" снизит цену на авиабилет до минимума в 777 рублей
Александр Ковалев
РИА Новости
Расширяем сотрудничество с Россией по космосу
Константин Столяров
Московский комсомолец
Собака лает, самолет летит
Татьяна Завалишина
БИЗНЕС Online
Я не должен так говорить, но поднятие Ту-324 бесперспективно

Интерфакс
Каждый год количество пусков с "Восточного" будет расти
Татьяна Завалишина
БИЗНЕС Online
Авиакомпании часто становятся банкротами? Не соглашусь...
Дмитрий Решетников
ТАСС
Мы будем выжигать "глаза" ракетам, которые на нас "смотрят"
Марат Кашин
КоммерсантЪ
"Sukhoi SuperJet возрождает полеты по региональным маршрутам"
Екатерина Каткова
Газета.Ru
Авиакомпании в РФ растут быстрее российский экономики
Ирина Белова
Российская газета
"Ростех": Т-500 сможет обеспечить до 70% всех авиахимработ в стране

 

 

 

 

Реклама от YouDo
Аренда микроавтобуса с водителем в Химках - смотреть на YouDo.
Перевозка грузов: прокат авто в Серпухове, подробности...
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

© Aviation Explorer