Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Обзоры СМИ Интервью


Космонавт Тарелкин: эксперимент SIRIUS — начало технической подготовки к лунным миссиям


19 февраля 2019 года Милена Синева, ТАСС


Ровно через месяц, 19 марта, в Институте медико-биологических проблем (ИМБП) РАН стартует четырехмесячный изоляционный эксперимент SIRIUS. Межнациональному экипажу из шести человек предстоит "долететь" до Луны, "выйти" на поверхность спутника и даже выбрать место для будущего строительства лунной базы. В интервью ТАСС командир экипажа SIRIUS, космонавт, Герой России Евгений Тарелкин рассказал, почему согласился на участие в этом эксперименте, какой опыт из полета на МКС он планирует задействовать в SIRIUS и что ожидает экипаж в эти четыре месяца, когда будет длиться эксперимент, а также должна ли изоляция использоваться для подготовки будущих лунных экипажей и хотел бы он сам полететь на Луну.

— Евгений Игоревич, расскажите, почему вы приняли решение участвовать в проекте SIRIUS?
 
— Год назад мы с отцом, он тоже Герой России, были в Китае. Там мы встретились с директором ИМБП Олегом Орловым и Марком Белаковским. У меня как раз был свободный период времени, и меня попросили участвовать. Нужен был человек с опытом космического полета. На самом деле, когда мы в отряде получаем должность "космонавт-испытатель", то "испытатель" обязывает принимать участие в экспериментах. И это не громкие слова. Плюс, я считаю, что это очень перспективный проект. Мне кажется, что это начало создания тренажерной базы для тех людей, которые будут готовиться к лунным полетам. Также меня попросили, чтобы я интегрировал свои знания реального космического полета в наземный экспериментальный комплекс (НЭК), чтобы эксперимент был более приближен к космосу.
 
— Вы внесли уже какие-то свои замечания, предложения?
 
— Потихоньку вношу. Единственное, есть Этический совет. И не все мои предложения, которые я вношу, перенимаются им. Например, советом было отклонено мое предложение использовать сухой шампунь, который используется на орбите.
 
— Вы, так же как и другие члены экипажа, проходили медицинский отбор?
 
— Конечно. Все по полной программе. Я все прохожу наравне со всем экипажем.
 
— Отбор на SIRIUS был более жестким по сравнению с отбором в космонавты?
 
— Здесь точно глаза ни на что не закрывают. В некоторых моментах, мне показалось, меня в космос так не проверяли, как здесь. Тем более все врачи, все методики, по которым здесь проверяют, задействованы в главной медицинской комиссии в Звездном городке. В принципе, все примерно одинаково. Сейчас проходим тесты по психологии. Большая часть эксперимента — это все-таки психология, взаимодействие экипажа в изоляционном эксперименте.
 
— Ваш космический опыт будет задействован в ходе SIRIUS?
 
— Самый главный опыт — взаимодействие. Взаимодействие людей очень важно в космическом полете, когда ты понимаешь, что, если где-то что-то неправильно сделал, могут погибнуть все. Мы очень зависим друг от друга в космосе. Экипаж там — это на самом деле семья. Я постараюсь и ребят в ходе SIRIUS ввести в это состояние, чтобы они не представляли, что мы на Земле, чтобы не расслаблялись. Конечно, не будет невесомости, но должно быть понимание, что мы в космосе. Постараюсь объяснять на пальцах какие-то вещи. У меня есть видеозапись — экскурсия по МКС, хочу ее ребятам показать, чтобы у них появились какие-то навыки космического полета.
 
— Что вы сами хотите почерпнуть в этом эксперименте?
 
— Вряд ли у меня появится какой-то новый опыт. Я просто участвую в эксперименте. Помогаю друзьям. Опять же я выполняю свои служебные обязанности.
 
— Будете вводить традиции с борта МКС в SIRIUS?
 
— Обязательно будут совместные ужины, как на МКС. Хочу поговорить, чтобы давали больше времени на ужин, чтобы члены экипажа подольше побыли вместе.
 
— А объемы жизненного пространства МКС и комплекса SIRIUS сравнимы?
 
— МКС даже больше. МКС — 86 метров жилых отсеков в длину. Плюс модули. Объемы МКС огромны. Мнение, что там нельзя побыть в одиночестве, ошибочно. Были такие случаи, что мы по три-четыре дня не виделись.
 
— В проекте SIRIUS предусмотрено проведение физзанятий, как на МКС?
 
— Да, очень много. Здесь будут беговая дорожка и велосипед. Кстати, такая же беговая дорожка, как используется на МКС. Большая часть экспериментов — профилактика неприятных воздействий космического полета, то есть все то, что мы выполняем в космосе, будет и в SIRIUS.
 
— Какие эксперименты будут проведены в ходе SIRIUS и сколько их запланировано?
 
— Пока точно не скажу. Слышал, что около 70 экспериментов.
 
— Вы уже осматривали НЭК?
 
— Да. У нас уже была "примерка". Из будущего экипажа ходил я. Здесь сделали очень много нового. Отремонтировали каюты. У каждого будет своя. Там есть столовая и кают-компания с телевизором, настольными играми, фильмами.
 
— Как экипаж будет поддерживать связь с внешним миром?
 
— Мобильных телефонов у нас не будет. Будет только связь "борт — Земля", как на МКС. Единственное, здесь для того, чтобы провести исследование, как ведет себя человек в условиях экстремальных ситуаций, будет задержка во времени 5 минут, когда по программе эксперимента мы будем на орбите Луны.
 
— Как часто и сколько по времени можно будет общаться с родственниками?
 
— В SIRIUS родственникам нельзя будет звонить. Общаться будем с местным ЦУПом. Также можно будет писать родственникам небольшие письма. И то это будет как-то ограничиваться. Это изоляция. Это эксперимент.
 
— С вами будут общаться психологи?
 
— В принципе, если желание у кого-то из членов экипажа возникнет, то можно будет организовать приватную аудиоконференцию с психологом. Но по большому счету изоляция — главная цель эксперимента. Здесь уже будет моя задача как командира быть и папой и мамой.
 
— Как вы думаете, на каком отрезке эксперимента станет сложней всего?
 
— У всех по-разному. Это зависит от того, насколько человек впечатлителен или терпелив. У кого-то через месяц наступает кризис, у кого-то его вообще может не быть. Я попытаюсь объяснить ребятам, что это марафон, который уже сейчас начался. И на этом марафоне надо распределить свои силы так, чтобы не было эмоциональных всплесков. Если это удастся, то этот эксперимент пройдет спокойно.
 
— В ходе эксперимента у вас запланирована "высадка" на Луну?
 
— Да, будет посадка на Луну. Здесь будет, по-видимому, использоваться спасательный скафандр "Сокол", дополненный шлемом с виртуальной реальностью. Мы также будем управлять ровером. Будем выходить на поверхность, переносить камни. Все будет очень интересно.
 
Я потому и говорю, что SIRIUS — это начало технической подготовки к лунным миссиям. Это пробный вариант. Надо набирать замечания, записывать и потом в следующем SIRIUS что-то исправлять, что-то добавлять. Поэтому, на мой взгляд, кто-то из членов экипажа в таком эксперименте должен быть с опытом космического полета. В следующий SIRIUS я бы тоже порекомендовал взять уже летавшего космонавта.
 
— Согласились бы вы пойти в годовой SIRIUS?
 
— Вряд ли. Очень дел много.
 
— С каким настроем надо идти в такие эксперименты, лететь на орбиту Земли, на Луну?
 
— Главное — с юмором. Мне на орбите повезло с экипажем, мы много смеялись, шутили, комедии смотрели. И время пролетело незаметно.
 
— У вас еще планируется космический полет?
 
— Не знаю. Дело в том, что сейчас очень много молодых ребят ждет своего полета. Человек 20. Я скажу честно, надо давать возможность молодежи. Можно, конечно, по пять-семь полетов летать, но дорогу молодым надо давать. Все ребята из отряда космонавтов хорошо подготовленные, мотивированные.
 
— Советовали бы вы молодым еще не летавшим ребятам участвовать в таких изоляционных экспериментах?
 
— Можно, но не на такие длительные сроки — хватит пары недель изоляции. Это был бы неплохой опыт. Можно ввести это как один из этапов подготовки. Я так думаю, что в дальнейшем это будет введено. Но когда человек находится в изоляции, например, четыре месяца, это очень долго.  Он выходит из ритма подготовки. Четыре месяца изоляции для готовящегося космонавта — это слишком большой срок. Когда в отряд космонавтов приходит человек, он входит в ритм подготовки, и если даже на месяц уйти в отпуск, потом очень тяжело опять на эти рельсы встать. Достаточно тяжелая подготовка, учебы очень много. Если выпасть из этого темпа, тяжеловато будет.
 
— Вы бы хотели полететь на Луну?
 
— Конечно. Я вообще-то надеюсь, из-за этого и участвую в SIRIUS.
 
— Как вы думаете, на окололунной станции будет тяжелей работать, чем на МКС?
 
— Работать на орбите Луны или на орбите Земли, по сути дела, без разницы. Единственное, около Земли нас защищает электромагнитное поле от космической радиации. Там этого нет. Но в принципе, я думаю, эта проблема решится. Сейчас есть много предложений, ученые над этой проблемой думают. Скорее всего, тоже какое-то электромагнитное поле вокруг станции будут создавать. Но обязательно нужны и околоземные орбитальные станции, потому что с Земли сразу полететь на Луну трудно. Легче сначала выйти на орбиту, потому уже с орбиты Земли транспортный корабль полетит к Луне.
 
Для чего Луна нужна? Больше для того, чтобы исследовать дальний космос. Очень тяжело огромный корабль собрать на орбите Земли. Собрать на Луне, так как гравитация там не такая, как на Земле, и "стартануть" дальше — это будет намного менее трудозатратно и более перспективно.
 
— Какой, на ваш взгляд, экипаж по национальному и гендерному признаку должен полететь в дальний космос и на Луну?
 
— В космосе гендерный признак сильно не влияет ни на что. Там больше имеет значение профессионализм. По большому счету без разницы гендерная принадлежность. Если женщина справляется с теми задачами, которые на нее возложены, то возникает положительное восприятие. И даже приятно, когда есть девушка в экипаже. Но именно специально отбирать женщин я бы не стал.
 
— А какие положительные качества женщин-космонавтов вы бы выделили?
 
— Женщины хорошо выполняют операторскую работу. Девушки более точны, аккуратны.
 
— А что касается национального состава экипажа?
 
— Я скажу так, что какие бы отношения ни были между странами, космонавты и астронавты всегда в хороших отношениях. Когда видишь Землю с орбиты, понимаешь, насколько мелочны межнациональные и расовые предрассудки. И это не высокопарные слова. На орбите ты понимаешь, что человек не может выжить в космосе, к нему можно приспособиться, привыкнуть, но адаптироваться к этому невозможно.
 
Ты понимаешь, что Земля — это единственный дом для человека. После этого мы общаемся по-другому. Я думаю, что одна страна не сможет вытянуть лунную программу или программу по дальнему космосу. Поэтому да, скорее всего, в этих программах будут вместе участвовать практически все.



комментарии (0):










Материалы рубрики

Дмитрий Струговец
РИА Новости
Павел Шутов: безаварийный год повысил космическую репутацию России
Виктория Саитова
РБК
Глоток свободы: когда в Пулково придут новые лоукостеры
Елена Медведева
Sibnet.ru
Авиапром испугался: почему новый «Кукурузник» не взлетит
Сергей Вальченко
Армейский стандарт
Прорыв к четвертому поколению
Алексей Паньшин
РИА Новости
Авария Су-57 сделает его более совершенным
Андрей Красильников
РИА Новости
Вячеслав Шуршаков: человек сможет слетать на Марс только раз в жизни
Ирина Цырулева
Известия
"Не каждый станет покупать Apple"

РИА Новости
Анатолий Жихарев: дальняя авиация — гибкий инструмент ядерной триады



Алексей Рамм
Известия
"Для гражданской авиации наши летчики представляют ценность"
Олег Божов
Московский Комсомолец
Командующий дальней авиацией рассказал о полетах "за три моря"
Борис Клин
Известия
Главное о героях: как обычный авиарейс может потребовать необычного мужества
Александр Пинчук
Красная звезда
В воздухе и космосе им равных нет
Алексей Песляк
ТАСС
Глава НПО "Энергомаш": российские ракетные двигатели дешевле, чем зарубежные аналоги
Герман Костринский
КоммерсантЪ
"Отката, возврата назад не будет". Глава Росавиации Александр Нерадько о национальных интересах, сертификатах и фантиках
Елена Карьгина, Артур Шайхутдинов
ТАСС
Директор по международному сотрудничеству Ростеха: Россия готова делиться технологиями
Алексей Песков
Военно-промышленный курьер
Катастрофа "Курска" могла стоить жизни летчикам
Сергей Сафронов
РИА Новости
Александр Михеев: Россия поставит Турции второй полк С-400
Дмитрий Решетников
ТАСС
Александр Блошенко: следующий шаг для человечества — это Луна
Елена Герцен
Сахалин P.S.
На волне перемен

Журнал "Вертолетная индустрия"
«ПАНХ» завтра – надежность, молодость, интеллект
Александр Тихонов
Красная звезда
Крылатые транспортники не подведут
Александр Белов, Екатерина Мальцева
Интерфакс
Анатолий Сердюков: не надо рисовать апокалипсис, авиастроение будет жить
Алексей Паньшин
РИА Новости
Александр Охонько: возможности VRT500 намного шире американского Robinson
Илья Вайсберг
Журнал "АвиаСоюз"
Россия в мировом авиационном сообществе
Герман Костринский
КоммерсантЪ
Отмена роялти за перелет над Россией назрела давным-давно
Кирилл Вышинский
РИА Новости
"Люди Донбасса". Интервью со "свидетелем" по делу МН17 Владимиром Цемахом
Алексей Паньшин
РИА Новости
Обнаружим любую МБР, и агрессора настигнет ответный удар
Илья Вайсберг
Журнал "АвиаСоюз"
«Якутия»: от Арктики до Японии
Елена Гриценко
ТАСС
Глава "Концерна КЭМЗ": туристов в горы Дагестана повезем на "летающем лимузине"
Илья Вайсберг
Журнал "АвиаСоюз"
"Диверсификация в авиастроении – один из приоритетов в деятельности коллегии ВПК РФ"
Алексей Паньшин
РИА Новости
Сергей Хохлов: создаем операционную систему для самолета МС-21
Олег Фаличев
Военно-промышленный курьер
Какие разработки корпорации "Тактическое ракетное вооружение" скрывает фюзеляж Су-57
Инна Сидоркова, Кирилл Сироткин
РБК
Закрыть полностью страну технически невозможно
Алексей Паньшин
РИА Новости
Работаем над улучшением двигателя для МС-21
Алексей Паньшин
РИА Новости
Авиастроение, вероятно, ждет масштабная реформа
Алексей Паньшин
РИА Новости
Выпустим столько "наследников" Ан-2, сколько потребуется
Константин Сивков
Военно-промышленный курьер
Бочка с бензином – новая фигура пилотажа
Карина Степанова
РИА Новости
Светлана Петрова: Грузия накопила долг в миллион долларов за аэронавигацию
Екатерина Москвич
ТАСС
Начальник ЦПК имени Гагарина: на МАКС мы расскажем, что стать космонавтом не страшно
Галина Волынец
Известия
"Работа пилота основана на путешествиях"
Галина Волынец
Известия
Чешский пилот Иван Яноуш: "Все молодые летчики в России хотят работать в "Аэрофлоте"

Интерфакс
Гендиректор "Аэрофлота": я бы ставил вопрос не о приватизации "Победы", а о том, почему нет больше лоукостеров в стране
Екатерина Мальцева
Интерфакс
Денис Мантуров: строительство первой партии модернизированных "стратегов" Ту-160М уже идёт
Анна Урманцева
Известия
"В робота "Федора" заложены секретные возможности"
Шамиль Байбеков
Транспорт России
Программный тренд авиаотрасли. Региональный вектор – новые рабочие места и миллиарды экономии.
Наталия Ячменникова
Российская газета
Будем летать
Наталия Ячменникова
Российская газета
Борьба за пламенный мотор
Николай Проценко
EurAsia Daily
Авария в Жуковском — неизбежное следствие стихийной стройки
Дмитрий Струговец
РИА Новости
Сергей Поздняков: на разработку нового скафандра требуется четыре года
Юлия Козак
Красная звезда
Подъёмная сила крыльев России

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer