Топ-100
Сделать домашней страницей Добавить в избранное



Главная Обзоры СМИ Интервью


Трагедия «Суперджета» обнажила провалы в подготовке гражданских летчиков


15 мая 2019 года Алексей Нечаев, Дарья Рыночнова, Взгляд


Проверка навыков техники пилотирования на тренажерах и тотальная экономия авиакомпаний на обучении летчиков привели к системному кризису в гражданской авиации России. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать из слов главного инспектора Инспекции безопасности полетов Ульяновского высшего авиационного училища Виктора Долбилова. Он рассказал газете ВЗГЛЯД о проблемах подготовки пилотов.

Все больше появляется свидетельств того, что причиной катастрофы самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ 100) в Шереметьево могла стать ошибка экипажа. В частности, телеканал НТВ во вторник опубликовал новое видео аварийной посадки лайнера – на записи видно, как лайнер несколько раз ударяется о взлетно-посадочную полосу, а затем вспыхивает.

Специалисты уже заявляли, что это явление на авиационном жаргоне называется «прогрессирующий козел» и свидетельствует о грубейших нарушениях, допущенных экипажем при посадке. Подобную ошибку при посадке, как правило, допускают только курсанты первого года обучения летной практике.

Версию ошибки экипажа считает главной и следствие. Специалисты уже указывали на недостатки в подготовке летного состава как на причину подобных катастроф.

Как обстоят дела с подготовкой летчиков гражданской авиации в России? Действительно ли им не хватает квалификации, в том числе для пилотирования в сложных ситуациях, особенно в ручном режиме? Об этом газета ВЗГЛЯД поговорила с заместителем главного инспектора инспекции безопасности полетов Ульяновского высшего авиационного училища Виктором Долбиловым.

ВЗГЛЯД: Виктор Георгиевич, какова ваша точка зрения на причины катастрофы «Суперджета»?

Виктор Долбилов: В ситуации с катастрофой SSJ 100 в Шереметьево виноват летчик. Нужно было либо сразу вести самолет вручную, либо с помощью программы. Они садились с большой посадочной массой, тем самым совершив грубую посадку с большой перегрузкой. Шасси не выдержало, все загорелось. 

ВЗГЛЯД: Вы говорите о грубой посадке, другие специалисты говорят о «прогрессирующием козлении». Это разные термины? 

В. Д.: Это и был «прогрессирующий козел». После первого касания было отделение от земли, затем следующее касание. Полагаю, в результате прогрессирующего козла шасси ушли, произошло разрушение и самолет загорелся. Предварительно перегрузка была 4,4 g, которая, скорее всего, является для этого типа самолета чрезмерной. Возможно, они шли на заниженной скорости и часть приборов не работала.

ВЗГЛЯД: Как раз данные расследования указывают, что автопилот не мог совершить посадку, поскольку электроника отказала из-за удара молнии. Поэтому летчики вынуждены были сажать самолет, как говорят в авиации, на руках, без помощи автоматики. Можно ли сказать, что летчики оказались к этому не готовы и в результате посадили самолет так, как это случилось?

ВЗГЛЯД: Можно ли сказать, что сегодня в училищах летчиков гражданской авиации этому плохо учат?В. Д.: Если был разряд молнии и автоматика отказала, в таком случае необходимо быть готовыми к визуальным условиям посадки, то есть не по приборам. А они не были, наверное, готовы. 

В. Д.: В советское время самолеты эксплуатировались практически без автопилота, и летчики постоянно имели практику ручного управления (автопилот тогда использовался только во время горизонтального полета, не существовало автоматического захода на посадку – прим. ВЗГЛЯД). Современные зарубежные самолеты, на которых летают почти все российские авиакомпании, обеспечивают полет в основном с помощью автоматики. Но на первом этапе обучения нужно обязательно учиться ручному управлению. На втором этапе уже в основном автопилот – 70% времени пилоты применяют его. 

ВЗГЛЯД: Высказывалась также версия, что при такой посадке летчики должны были не сажать самолет, а уходить на второй круг. Возможно, они и это умели плохо делать в ручном режиме? Учат ли сегодня пилотов гражданской авиации уходить на второй круг в подобных ситуациях?

В. Д.: Это очень сложный вопрос. Я 37 лет отлетал – строевым летчиком, потом в летном училище, потом здесь, в Центре. Никто, как правило, не умеет уходить. Но на тренажерах сейчас тренируют. Все эти случаи, пермская катастрофа, казанская, свидетельствуют о том, что среди пилотов гражданской авиации считается зазорным уходить на второй круг. И практики у них для выполнения такой операции недостаточно.

Правилами ухода на второй круг недостаточно занимались еще в мое время – в 1970-е. Правилами действий при пожаре, в аварийной ситуации – да, а правилами при уходе на второй круг – нет.

ВЗГЛЯД: То есть это проблема еще с советских времен. А как ее можно было бы решить?

В. Д.: Надо давать летчикам больше летной практики, но сейчас все обучение идет в основном на тренажерах. Имеет место и недоученность инструкторов, как я понимаю.

ВЗГЛЯД: Насколько важным является для летчиков обучение уходу на второй круг? Как это влияет на безопасность полетов? Кто их должен этому учить? С какой частотой в год они должны выполнять учебный уход на второй круг? 

В. Д: Это очень важный момент; влияет серьезно. Катастрофы в Перми и Казани как раз связаны с этим – с тем, что современные российские летчики в основном грамотно уходить на второй круг не могут. После этих авиакатастроф были рекомендации больше практиковать пилотирование в ручном режиме и готовить на тренажере. Летчики же каждые три месяца проходят тренажерную подготовку.

Мы из училища выпускаем подготовленных пилотов, все первоначальные навыки у них есть. Но когда выпускник училища приходит вторым пилотом на самолет – вот там инструкторы авиакомпаний уже мало внимания уделяют правилам ухода на второй круг. Частота выполнения ухода на второй круг зависит от авиакомпании, в которой обучается пилот, везде своя программа.

ВЗГЛЯД: Почему же в авиакомпаниях уделяют так мало внимания обучению летчиков столь критично важному элементу – уходу на второй круг?

В. Д.: Это вопрос уже не к учебным заведениям, а к самим авиакомпаниям.

ВЗГЛЯД: Может быть, авиакомпании экономят на подготовке пилотов? Пересаживают их на тренажеры, потому что подготовка на реальных машинах стоит очень дорого?

В. Д.: Конечно, экономят, потому что это же трата керосина.

ВЗГЛЯД: Правда ли, что переучивание на новые типы самолетов Boeing или Airbus все российские летчики проходят за рубежом? И имеются разные программы переучивания. Есть, например, полный курс – за 50 тысяч долларов, а есть бюджетный – за 10 тысяч. И российские авиакомпании, опять же в целях экономии, отправляют летчиков на переучивание по сокращенной программе  которая, в частности, может не предусматривать обучение критически важным для безопасности элементам?

В. Д.: Это правда. Вот пример: одна авиакомпания в 2014 году закупила 10 иностранных самолетов. Командир экипажа и второй летчик проходили подготовку в Штатах, по документам у них все было хорошо. И когда после этого они летели в Самару без пассажиров, то не выпустили шасси, потому что очень плохо знали оборудование. Им сигнализировали уходить на второй круг, а они запутались и выполнили посадку с убранным шасси. Они просто не смогли распознать, что шасси не были выпущены! Значит, плохо были подготовлены.

ВЗГЛЯД: Некоторые летчики утверждают, что существуют приписки по налету и бумажный не соответствует реальному. Так ли это?

В. Д.: Сейчас уже этого нет, но раньше было. В 90-е годы пришел ко мне один пилот в училище, у него налет – 800 часов справа, 1000 слева. Я подумал: как здорово, нормальный будет у меня второй пилот, я его сейчас быстро подготовлю. Мне как раз нужны были летчики на Ил-76. А когда я пошел с ним на тренажер, оказалось, он не сидел в этом самолете никогда. Потом он мне признался, что часы были приписаны: он получил налет, будучи начальником штаба своей авиационной части. Приписал, печати поставил и пришел ко мне.

ВЗГЛЯД: Вы говорили выше, что, возможно, и инструкторы в училищах плохо подготовлены. Какова зарплата инструкторов? Насколько мотивированы грамотные курсанты оставаться инструкторами в училищах?

В. Д.: С зарплатой у нас очень плохо. Около 50% инструкторов не хватает, ведь, поскольку инструкторы у нас – элитные, их сразу забирают авиакомпании. Зарплата инструктора – 500 рублей за час, то есть в среднем за месяц – 60 тысяч рублей, максимум 65. 

Мы с вице-президентом Профсоюза летного состава России Альфредом Малиновским говорили о том, чтобы увеличить оплату хотя бы до тысячи в час и до 150 тыс. в месяц. Пока ждем. Плохо то, что мы готовим инструктора, даем нужные навыки – а он за два–три года достигает нужного уровня английского и уходит в авиакомпанию.

ВЗГЛЯД: А как насчет техники в училище, ее исправности? 

В. Д.: Что касается матчасти, ее количества хватает, а вот с поступлением запасных частей стало хуже. Все самолеты ведь иностранного производства. Поэтому у нас сейчас частые случаи с вынужденной посадкой из-за отказа двигателя. В прошлом году было два отказа двигателя.

Но фактическая исправность летного парка у нас 50% только, потому что то ждем двигатель, то ждем запасные части. Финансирование плохое, у нас же бюджетное учреждение. У нас есть тренажеры, на которых летает «Аэрофлот», оттуда деньги берем, чтобы закупить двигатели, запасные части. Этот момент самый нехороший – текучесть летного, технического состава, маленькие зарплаты, а труд напряженный.

ВЗГЛЯД: Какие выводы вы предложили бы сделать из катастрофы «Суперджета»?

В. Д.: Надо учиться на ошибках. В советское время подготовка была существенно лучше – мы во время учебных полетов садились и с отказавшими двигателями, и с собранной механизацией. А сейчас все ушло на тренажеры. А полет на тренажере все равно менее напряженный, чем на реальном самолете. Нужно больше практики обучения пилотов именно во время реальных полетов, а не на тренажерах.



комментарии (1):

ant.alex      15/05/2019 [16:16:50]#1
ГосподЯ, комментатор 37 лет «строевым» летчиком... как такой эксперт может судить о работе о технологии в современном самолете!!! Ничего личного, но примерно такой же лётчик 1го класса с налетом 3000 часов разбил самолёт в Сочи, такой же строевой лётчик! 3000 часов за 20 лет, да сейчас за год на аэробусе налёт 900 в год, Ни кого не защищаю, виноваты конечно, но вы полетайте с графиком 6-1, без нормального отдыха, и тогда станет понятно откуда ошибки









Материалы рубрики

Анна Урманцева
Известия
"В робота "Федора" заложены секретные возможности"
Шамиль Байбеков
Транспорт России
Программный тренд авиаотрасли. Региональный вектор – новые рабочие места и миллиарды экономии.
Наталия Ячменникова
Российская газета
Будем летать
Наталия Ячменникова
Российская газета
Борьба за пламенный мотор
Николай Проценко
EurAsia Daily
Авария в Жуковском — неизбежное следствие стихийной стройки
Дмитрий Струговец
РИА Новости
Сергей Поздняков: на разработку нового скафандра требуется четыре года
Юлия Козак
Красная звезда
Подъёмная сила крыльев России

РИА Новости
Имена ответственных за катастрофу MH17 известны и будут обнародованы



Дмитрий Струговец
РИА Новости
Роскосмос: летящий на МКС робот Skybot очень общительный, с юмором
Екатерина Москвич
ТАСС
Светлана Савицкая: меня дважды выгоняли из Центра подготовки космонавтов
Алексей Паньшин
РИА Новости
Открываем двигателю для МС-21 "окно" в Европу
Павел Коряшкин, Александр Белов
Интерфакс
У директорского корпуса не должно быть соблазна, что спишут все их долги
Виктория Иванова
РИА Новости
Украина манипулирует следствием по катастрофе MH17
Сергей Сафронов
РИА Новости
За пять лет и 200 млрд рублей авианосец будет построен
Александра Джорджевич
Новая газета
Мы пытаемся сразу найти виноватого, это неправильно
Алексей Самолетов
Звезда
Самолет с искусственным интеллектом, Ил-114 и замена МиГ-31: глава "МиГ" о будущем авиации
Наталья Вальханская
Звезда
О развитии авиации на примере Су-57 и подготовке летчиков: интервью генерал-лейтенанта Андрея Юдина
Алексей Самолетов
Звезда
Новейший транспортник Ил-112 и "народный" самолет Ил-114: глава "Ил" о последних разработках

Интерфакс
Глава "ИрАэро" Юрий Лапин: "Динамика авиационного рынка такая, что нельзя останавливать выбор только на SSJ-100"
Дмитрий Решетников
ТАСС
Гендиректор Рособоронэкспорта: Россия готова поставить С-400 новым заказчикам
Екатерина Мальцева
Интерфакс
Денис Мантуров: С-500 "Прометей" готова к серийному производству
Милена Синева
ТАСС
Первый замгендиректора КРЭТ: в два раза увеличим выпуск гражданской продукции к 2020 году
Алексей Паньшин
РИА Новости
Юрий Грудинин: "Ильюшин" создаст перспективный военный транспортник
Виктория Иванова
РИА Новости
Андрей Богинский: Россия произведет в 2019 году более 200 вертолетов
Екатерина Москвич
ТАСС
Глава ЦНИИ робототехники: лунные базы должны строить роботы
Илья Морозов
Интерфакс
Гендиректор "Главкосмоса": Россия готова строить модули МКС для других стран
Алексей Паньшин
РИА Новости
Илья Тарасенко: нас просят исправить модернизированные на Украине МиГи
Мария Амирджанян
ТАСС
Главной новинкой Московского авиасалона станет самолет МС-21
Ирина Цырулева
Известия
Денис Мантуров: "Мы смотрим на будущее программы SSJ-100 с оптимизмом"
Владимир Сосницкий
Красная звезда
С мечтой о небе в сердце
Милена Синева
ТАСС
Ученый ИМБП РАН: для межпланетных полетов мы посоветуем отбирать уже летавших космонавтов
Илья Вайсберг
Журнал "АвиаСоюз"
Airbus: полувековой полет
Илья Вайсберг
Журнал "АвиаСоюз"
Непрерывное движение вперед
Любовь Кондрашова
Губернские Ведомости
Генеральный директор АО «Аэропорт Южно-Сахалинск» Никита Полонский об основных направлениях развития предприятия
Алексей Нечаев, Дарья Рыночнова
Взгляд
Трагедия «Суперджета» обнажила провалы в подготовке гражданских летчиков
Николай Новичков, Дмитрий Федюшко
ТАСС
В России создан уникальный кластер по разработке высокоточного оружия
Яна Войцеховская
КоммерсантЪ - Санкт-Петербург
В тарифах Пулково нет “жира” для инвестиционной программы
Илья Морозов
Интерфакс-АВН
Главный конструктор НПО Энергомаш: мы готовы поставлять многоразовые двигатели для российских ракет
Екатерина Москвич
ТАСС
Сергей Крикалев: первыми на Луну полетят инженеры
Александр Милкус
Комсомольская правда
Глава "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин: "На появление нового поколения космической техники у нас есть от силы 3,5 года"
Михаил Грунин
Журнал «Гражданская авиация»
Через 10 лет задачи усложнились многократно
Алексей Паньшин
РИА Новости
Ведутся работы по роботизации "Тора"
Сергей Сафронов
РИА Новости
Виктор Кладов: на выставке LIMA-2019 русские "украли" шоу
Сергей Сафронов
РИА Новости
Виктор Кладов: летчики ВВС Малайзии смогут "пощупать" Як-130 на LIMA-2019
Сергей Сафронов
РИА Новости
Треть экспорта российского оружия приходится на авиацию
Екатерина Мальцева
Интерфакс
Денис Мантуров: самолеты МС-21 обладают серьезным потенциалом на азиатском рынке
Яна Войцеховская
КоммерсантЪ
"Мы ориентируемся на опыт Жуковского"
Иван Сафронов, Александра Джорджевич
КоммерсантЪ
"Нельзя брать контракт, а потом думать, как же его выполнить"
Елизавета Кузнецова
КоммерсантЪ
"Пока самолет не летает — он полностью безопасен"
Илья Вайсберг
Журнал "АвиаСоюз"
Аэросила – это сила

 

 

 

 

Реклама от YouDo
 
РЕКЛАМА ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ АККРЕДИТАЦИЯ ПРЕСС-СЛУЖБ

ЭКСПОРТ НОВОСТЕЙ/RSS


© Aviation Explorer